Наши читатели

Мнение рецензентов может не совпадать с позицией авторов рукописи «На перекрестке».
Сирак Мартиросян
Сирак Мартиросян
Председатель общественной организации развития Тавуша, Армения
Будучи глубоко неравнодушным к судьбе нашей нации, прочитав книгу «На перекрестке» многоуважаемого Рубена Варданяна и Нунэ Алекян, с моими соображениями сразу вступаю в дискуссию.

Пережив множество взлетов и падений, армянская нация в настоящее время подошла к рубежу и стоит перед выбором вектора развития, ясно сознавая, что несет ответственность перед будущими поколениями.
Содержание книги – результат колоссального труда, охватывающий все стороны жизнедеятельности армян и Армении.

Сегодня говорить о будущем тем более важно, поскольку из-за уровня доверия к власти в Армении создалась новая реальность: хрупкая из-за новизны и многообещающая по духу. Согласен с авторами, что сделан смелый шаг, без страха перемен, однако считаю, что важно избежать головокружения от успеха, осмыслить, взвешенно и неспешно собрать потенциал нации. Разделяю мнение авторов, что именно в ХХI веке нашу нацию ждет ассимиляция, а страну – возможная потеря независимости, т. е. субъектности в глобальном мире.

Абсолютно согласен с утверждением, что армяне, в частности живущие в Республике Армения, не готовы терпеливо дискутировать о болезненных темах, и нам нужно научиться культуре дискуссии и общения на разных языках.

Сегодня, чтобы найти свое место в турбулентном глобальном мире, равномерно развиваться и процветать, Армения обязана стать на рельсы стремительного подъема экономики, базируясь на возрастающей инклюзивности своих политических и экономических институтов.
В книге интересно и убедительно описана природа армянской жизнестойкости, основанная на понимании общечеловеческих интересов и всемирной истории, осмыслив которую в историческом контексте, «убеждаемся, что масштабность необходима армянам как воздух», потому как находимся в сложном регионе. Однако в глобальном мире рывок может состояться благодаря готовности к изменениям и конкуренции, залогом которой служит также индивидуализм армян, хотя если не извлечь уроков из истории, то эта черта может стать злым роком.

Попытаюсь ответить на вопрос, поднятый в книге: «предопределяет ли культура характер политико-экономических институтов […] или, напротив, устоявшиеся институты изменяют культурные матрицы». Ясно, что они влияют друг на друга и их нужно развивать также совместно. Однако беру на себя смелость утверждать, что для армянского общества более понятны отрицательные стороны институтов, поэтому в расчете на инклюзивность нужно ставить акцент на их совершенствование и революционные преобразования.

Разделяю точку зрения авторов книги в их видении процветания Армении, т. е. охват всей нации в ее целостности и многообразии с горизонтом планирования 25 лет и более.

Спорен вывод, что Армения управляется бесперспективным персонифицированным микроменеджментом. Ведь страна, находящаяся в условиях гибридной войны, вынуждена долгосрочную перспективу заменять среднесрочной, о чем говорит договор с Россией, госпрограммы, в том числе демографические, предыдущего правительства, ассоциативный договор с Евросоюзом.

Неубедительна также критика инициативы правительства Армении, направленной на обложение налогом учрежденных в РФ компаний. Программы одной только группы «Ташир» могут служить положительным примером создания условий для «созидательного разрушения». 
Наболевшая тема – коррупция. Согласен с авторами, что победить ее невозможно законами и усилиями правоохранительных органов. Зрелость общества может скорее привести к пониманию бессмысленности коррупции и ее изживанию.

Убедительны указания на источники продуктивной мотивации, такие как любовь, страх и стыд. Страх, что можем потерять все и исчезнуть как нация, превратившись из субъекта в объект.

В книге основательно описывается новая реальность ХХI века: в условиях глубокой трансформации миропорядка важно не остаться за бортом и стать объектом «технологического колониализма». Согласен, что в условиях Армении при ограниченности теряющих доверие традиционных институтов на первый план выходит потребность в акторах из диаспоры, чему может способствовать истинная демократия и согласие в обществе (чего пока нет и ждать придется долго), а также сетевая и реальная взаимосвязь Армения – диаспора с обоюдной выгодой. Мы прошли модус выживания, сейчас находимся в модусе сохранения, и нужно сделать рывок и перейти в модус процветания. Нам надо перестать разделять в нашем сознании граждан Армении («белые» и «черные»), Арцаха и армян диаспоры, с тем чтобы определять общее оптимистичное видение будущего, иначе это чревато ассимиляцией и исчезновением.

Убедительны доводы о вероятности мировых катаклизмов, которые могут стереть с лица земли армян диаспоры да и Армении. Избежать этого можно лишь объединением разрозненной нации и возрождением глобальной сети на основе принципа максимальной инклюзии и превращения жизнеустройства в государство-хаб. С этой целью необходимо расширять состав консультантов Научно-технологического фонда Армении представителями разных стран.
Капсула как модель развития Армении неперспективна в силу того, что неизбежна изолированность от внешнего мира. При всей заманчивости государства-хаба мне ближе модель периферии метрополий, а именно России и Ирана, при движении Армении и России к Европе, а Ирана к ЕврАзЭС. Решение армянского вопроса и невозврат земель, на которые претендуют Турция и Азербайджан, настолько долгосрочно, что развитие Армении хотя и не такими темпами, какими хотелось бы, относительно безопасно видится именно в ЕврАзЭС, имеющем тенденцию к расширению.

Технологический уровень и действующие в Армении стандарты, медленное привлечение диаспоры, мешающая глобальным процессам ментальность населения Армении и незрелость политического поля, поведенческие проявления элиты – олигархов, низкая востребованность интеллигенции в решении национальных вопросов, близость взглядов российского и армянского обществ, заинтересованность России в связях с диаспоральными армянами делают мою точку зрения более прагматичной хотя бы на 20-30 лет. Дальнейшая участь Армении и всей нашей нации будет зависеть от того, насколько плодотворно будут мобилизованы интеллектуальные силы и насколько удастся создать обстановку национального согласия.

Неоценимая заслуга книги в том, что она дает ответы на все возможные вопросы, которые могут возникнуть у обывателя, активного гражданина, представителя элиты и бизнеса, молодежи и студенчества, крестьянства, ученых и офицерства. Конечно, не все выводы бесспорны, однако считаю обязательным с той же тщательностью, как сделано авторами, продумать все за и против, отказаться от келейности, от соблазна сиюминутных достижений. Заманчивая идея страны-хаба должна стартовать после мобилизации внутренних и диаспоральных сил и создания инклюзивной экосистемы с появлением лидеров, пользующихся доверием армянского мира, и чтобы это происходило эволюционно и в короткие сроки, ведь к полномасштабному вовлечению диаспоры в жизнь Армении, обеспечению инклюзии хотя бы в плане участия в референдумах не готовы ни Армения, ни диаспора, а сделать Армению процветающей возможно только если задача станет всеобщим национальным проектом, а Армения – средоточием жизненных интересов всех армян.

Фактор лидера мне представляется крайне важным. Одно только сравнение руководящей и исполнительной элит во главе с лидером и музыкального оркестра с главным дирижером говорит о том, что талантливые исполнители без талантливого дирижера (лидера) не способны дать ожидаемого результата.
Согласен с авторами, считающими важным проведение глубинных исследований диаспоральных общин на предмет их ожиданий от Армении.
В моем понимании, одним из этапов на пути к модели хаба должно быть установление путем референдума критериев для гражданина Армении (вера, язык, ощущение принадлежности, смешанное происхождение и др.).

В видоизмененный перечень приоритетных отраслей я бы включил ВПК.
Для достижения инклюзивной экосистемы, т. е. фундамента страны-хаба, в первую очередь (хотя для Армении все проекты неотложны) следует изменить систему образования таким образом, чтобы отбор в школы и вузы велся селективно, а выпускали бы только по знаниям. Все побочные училища, колледжи и прочие имитаторы образовательного процесса должны быть тщательно ревизированы и сокращены, т. к. балласт вредит как прогрессу, так и мотивации образованного человека.

По-моему, нынешнее правительство Армении в своей стратегии руководствуется концепцией Армении, выраженной в книге «На перекрестке», отчасти декларативно, т. к. имеется немало отклонений в утверждении национального согласия и путях к инклюзии.

Я с оптимизмом смотрю на наше будущее (залог тому – КНИГА). Ведь мы живем в эпоху талантизма, а армяне неоднократно выходили из безвыходности благодаря своему ТАЛАНТУ.

Развернуть
Свернуть
Лорд Ара Дарзи
Лорд Ара Дарзи
Председатель Отборочной комиссии международной гуманитарной премии «Аврора», директор Института глобальных инноваций в здравоохранении при Имперском колледже Лондона 
Рубен Варданян и Нунэ Алекян представили блестящий анализ проблемы, стоящей перед Арменией.  Главный вопрос согласно их определению заключается в следующем: «Как рассеянному по всему миру древнему народу, недавно вернувшему себе государственность, вновь обрести витальность и, совершив прорыв, стать значимым субъектом цивилизационных процессов?». 

Отвечая на этот вопрос, авторы справедливо утверждают, что процветание, безопасность и сохранение национальной идентичности Армении должны быть приоритетными. «Мы хотим, чтобы наш народ начал двигаться от модуса сохранения к модусу процветания», – заявляют они. Процветания для всех без исключения. 

Рубен Варданян и Нунэ Алекян, несомненно, правы, выражая также надежду на то, что «прилив общественной энергии», вызванный «бархатной революцией» апреля 2018 года, которая привела к власти премьер-министра Никола Пашиняна, даёт уникальную возможность добиться значительных изменений. Эту возможность нельзя упустить. 

Премьер-министр Пашинян сталкивается с проблемами по многим направлениям: ему приходится искать пути в непростых отношениях с Россией, урегулировании тлеющего конфликта вокруг Нагорного Карабаха и борьбе с низким экономическим ростом и коррупцией, подготовившие благодатную почву для его прихода к власти. 

Однако в своём отзыве я хочу сосредоточиться на том, что считаю одним из ключевых средств достижения цели, поставленной авторами рукописи – это цифровая трансформация Армении. 

За свою 30-летнюю карьеру в медицине я отвечал за распространение цифровых технологий, учредил первую цифровую академию при Национальной службе здравоохранения Великобритании и стал первопроходцем в области цифровых инноваций, которые помогают трансформировать медицинскую практику. 

За это время мы могли наблюдать, как цифровые достижения изменили мир для всех: от пассажиров нью-йоркского транспорта, ищущих самый быстрый маршрут из пункта А в пункт Б, до малавийских рыбаков, старающихся получить лучшую цену за улов. В Армении использование социальных сетей стало наиболее существенным фактором мобилизации тысяч сторонников, которые иначе могли не присоединиться к протестам, приведшим к власти Никола Пашиняна. 

Повестка цифровой трансформации в Армении до 2030 года, опубликованная в ноябре 2017 года, жизненно важна для её будущего. Правительство планирует достичь 100-процентной цифровизации в отношениях с бизнес-сообществом и 80-процентной в области социальных услуг к 2030 году. К этому времени предполагается сэкономить 50 процентов на государственных административных расходах. 

Согласно вышеупомянутой повестке, цифровые решения способны повысить эффективность управления, содействовать развитию транспорта, улучшать окружающую среду, экономить энергию, увеличивать общественную безопасность и сельскохозяйственное производство. В документе обозначено шесть ключевых элементов: цифровое правительство, цифровые навыки, инфраструктура, кибербезопасность, частный сектор и институциональные основы. 

Благодаря повестке прогресс в указанных областях должен быть достигнут безотлагательно. Но нужно сделать ещё больше, чтобы придать ускорение ИТ-сектору. 

Наряду с эффективностью трат, экономией средств, цифровизация правительства служит частью механизма сдержек и противовесов. Это позволяет создать страну без границ и барьеров, где всё доступно в цифровом виде и не зависит от местоположения. В Эстонии правительство запустило программу электронного резидентства, которая позволяет иностранцам пользоваться некоторыми услугами, такими как банковские, как если бы они жили в стране. Другие меры позволили стартапам пустить виртуальные корни. Программа была настолько успешной, что число заявок на электронное резидентство превысило показатели рождаемости. 

Для Армении, население которой сокращается и граждане которой рассеяны по всему миру, а семь из 10-миллионов армян проживают за границей, усиление связей, достижимое путём цифрового прогресса, способно стать преобразующим. Это может открыть диаспоре дорогу к корням, дать новые возможности для инвестиций и стимулировать инновации. 

По мере того как население становится всё более мобильным, сама идея государственности подвергается пересмотру. В New Yorker вышла статья, где представляется будущее, в котором гражданство определяется не столько тем, где вы живёте, сколько тем, к каким электронным ресурсам у вас есть доступ. Когда-то это было научной фантастикой. Теперь это реальность. 

Из множества вариантов будущего Армении Рубен Варданян и Нунэ Алекян предлагают предпочесть модель хаба, принятую Южной Кореей и Сингапуром, с целью развития страны путём использования связей и ресурсов диаспоры для привлечения инвестиций, новейших технологий и квалифицированных специалистов. 

В этом Армения может опереться на одну из своих сильных сторон – традицию построения связей, – жизненно важный навык в современном мире. Но немыслимо его использование без применения цифровых инструментов, которые сегодня особенно нужны для успешного нетворкинга в интересах мобильного населения планеты. 

Авторы говорят об эпохе талантизма и подчёркивают жизненно важную роль образования в создании квалифицированной рабочей силы – людей с большим творческим потенциалом, который они направляют на улучшение мира вокруг себя. По мере того как работники станут более мобильными, конкуренция за их навыки возрастёт. Армении следует ускорить развитие необходимой цифровой инфраструктуры для подготовки и найма наиболее высококвалифицированных работников. 

Речь идёт, конечно, не о создании армянской версии Кремниевой Долины. Часто представляют, что цифровые технологии сами по себе обладают ценностью. Это неверно. Важна не технология, а то, что она позволяет делать.  

Будучи центром связей, распространяющихся на весь мир, и предлагая квалифицированных специалистов и передовые технологии, Армения способна вырасти из маленькой разобщённой страны в полновесное ядро диаспоры, которое будет поддерживать региональный баланс в качестве буферного государства благодаря географическому положению. 

На протяжении десятилетий армян объединяли память о Геноциде 1915 года, боль и страдания, которые он причинил. Как говорят авторы, сегодня им нужны «современные предметы общей гордости» и чувство оптимизма по поводу будущего страны. 

Нубар Афеян предложил позитивное видение, направленное на создание «глобальной сетевой нации», сосредоточенной вокруг страны-хаба Армении, которая станет центром силы, генератором идей и инкубатором инноваций. 

Цифровая трансформация жизненно важна для достижения этой цели. Она должна стать приоритетом для будущего страны.

Развернуть
Свернуть
Людмила Улицкая
Людмила Улицкая
Писатель
С огромным интересом прочитала книгу. Замечательно написана вся часть, посвященная армянской истории. Мне как еврейке, хорошо погрузившейся в свое время в историю евреев, было очень интересно ловить многочисленные параллели.

Концепция выживания, мировая сеть – все мне хорошо понятно. К сожалению, разнообразные экскурсы в экономику, при всей их продуманности, входят в конфликт с теми мыслями, которые меня занимают последнее время. Есть такой замечательный английский ученый Мартин Рис, вероятно, самый крупный в мире специалист по процессам, которые происходят во Вселенной в целом и на Земле в частности, который сильно сомневается в том, что человечество переживет ХХI век. К этому могу добавить, что я как генетик в прошлом давно размышляю о новом витке эволюции человека, уже не чисто биологической, в которой, во-первых, отбор идет по той линии, которая в вашей книге называется «талантизмом» (можно и иначе!), и ,во-вторых, идет сращивание человека и компьютера, которое уже началось. Об этом свидетельствует каждый, у кого есть в сердце стимулятор. Таких людей немало. И это начало. Это я все пишу к тому, что ваши идеи относительно возрождения Армении и армянского народа могут оказаться уже запоздалыми. «Каюк» накроет одновременно всех – и продвинутых, и самых отсталых. 

И второе: сегодня на наших глазах действительно созидается новая «подраса», или не знаю, как ее назовут, человека, которого я называю «планетарным». Это те самые отборные таланты, которые получают образование как правило не там, где родились, говорят на многих языках и выбирают место жительства в зависимости от места интересной для них работы. Они как правило чужды каким бы то ни было национальным интересам, мало привязаны к «домашним очагам» и в лучшем случае приезжают навещать своих родителей, говорящих на армянском, идиш, русском, испанском, на места, где они родились. И этот процесс очень важный. Все национальные культуры съеживаются, становятся постепенно поставщиком экспонатов для музеев – там лапти, ичиги и сандалии древних греков приблизительно равноценны.  

Сама культура имеет тенденцию к планетаризации (это не ассимиляция!) – не буду приводить большого количества примеров: фильм «Король Лев», сделанный в 2019 году с невероятным мастерством и технической изощренностью, посмотрели почти одновременно люди во всех странах мира, где есть кинотеатр и компьютеры… 

Мои внуки, которые недавно приехали ко мне в гости из Лондона, евреи чуть меньше чем на половину и также имеют долю русской, даже дворянской, крови, немного финской (ингерманландской) и четвертинку украинской. Говорят между собой по-английски. И это, как я предполагаю, судьба наших детей, родители которых имеют за спиной три поколения университетски образованных предков. Не думаю, что дети нашего дворника Байрама, таджика, древней восточной культуры человека, будут иметь те же шансы, что мои. Хотя я им этого от души желаю. Справедливости в мире нет по воле Господа Бога, который – с помощью замечательно придуманных хитроумных биологических законов – именно справедливости, как и равенства, не предусмотрел. 

От всей души желаю вам, авторам, чтобы ваши усилия по превращению Армении в современное хаб-государство увенчались успехом.

Развернуть
Свернуть
Раффи Бедросян
Раффи Бедросян
Писатель, Канада
Ваша работа чрезвычайно ценна для любого, кто интересуется армянской проблематикой в прошлом и настоящем. Но особенно она важна и наталкивает на мысли тех, кто стремится участвовать в построении будущего армян в Армении, Арцахе и диаспоре. Уверен, от сотен читателей вы уже приняли заслуженные похвалы в адрес работы, но полагаю, что вам интересней услышать замечания, которые помогут сделать книгу более полной и объективной. 

Хотя я и согласен со всеми существенными положениями, обсуждаемыми в рукописи, считаю, что обойдена вниманием одна критическая проблема. Я заранее прошу прощения, что указал на отсутствующий в описанном в работе армянском мире и его реалиях этого критического элемента прошлого и ещё более важного компонента будущего – существование насильственно обращённых в мусульманство «скрытых» армян в Турции. Эти люди являются потомками третьего и четвёртого поколения армянских сирот, переживших Геноцид 1915 года – живых жертв Геноцида, насильственно тюркизированных и исламизированных в турецких детских домах, военных училищах или взятых в турецкие и курдские дома в качестве горничных, слуг, приёмных детей, жён, любовниц или и того хуже. Теперь стало очевидным, что большинство из них никогда не забывали своих армянских корней, несмотря на ужасные условия, в которых они оказались, и тайно передавали армянскую идентичность из поколения в поколение. Определенные события в Турции в 2010-х годах, в частности реставрация армянской церкви Сурб Гирагос в Диярбакыре (Тигранакерте), дали этим скрытым армянам смелость выйти на свет и заявить о своей армянской идентичности, выразив желание вернуться к армянским корням, культуре, языку и, в некоторых случаях, обратиться обратно в христианство. Это явление и события, которые его вызвали (и моя роль в этих событиях) подробно объясняются в моей книге «Травма и сопротивление. Армяне в Турции: скрытые, не скрытые и больше не скрытые» (Trauma and Resilience. Armenians in Turkey – Hidden, not hidden and no longer hidden). 

Как описано в моей книге, я инициировал некоторые из событий, которые помогли скрытым обращённым в мусульманство армянам вернуться к своим армянским истокам, организовав для них занятия армянским языком в нескольких турецких провинциях, а также поездки в Армению для сотен из них, живущих в Диярбакыре, Ване, Муше, Дерсиме, Сасуне, Антепе, Урфе и в регионе Амшен на северо-востоке Турции, где скрытые армяне продолжают говорить на одном из диалектов армянского, хотя они и обращены в ислам уже несколько веков назад. Я построил обширную сеть под названием «Проект „Возрождение“», благодаря которой десятки тысяч скрытых армян постоянно общаются со мной и, что важнее, между собой, взаимодействуя, координируясь и организуя мероприятия. Я считаю, что эти усилия по объединению скрытых армян должны быть расширены и структурированы за пределами моих личных возможностей при поддержке армянских НПО, культурных и политических организаций и, возможно, правительства Армении. 

Буду рад вашим комментариям, советам и дальнейшему диалогу по повышению осведомлённости об этой проблеме в вашей книге. 

Развернуть
Свернуть
Ваагн Саргсян
Ваагн Саргсян
Сценарист, режиссёр
Хаб, капсула или периферия? И хаб, и капсула, и периферия.   Ниже по возможности сжато представим комментарии исследовательского центра «Релига» по ряду поднятых авторами рукописи «На перекрестке» чрезвычайно важных вопросов. 

Мы считаем, что три рассматриваемые модели реально совместить и применить, стараясь использовать возможности каждой и в то же время сводя к минимуму угрозы, которые могут возникнуть при применении каждой из моделей по отдельности.  

Полностью соглашаясь с видением инклюзивного государства и общества, в то же время считаем, что государство как таковое не может совсем отказаться от экстрактивности.  

Разделяя мысль о том, что нам нужен новый общественный договор, считаем, что его следует искать в зоне баланса, взаимодополнения и взаимного сдерживания между инклюзивностью и экстрактивностью открытых сетевых и закрытых капсульных институтов. 

Несколько замечаний относительно предложенной авторами модели хаба. 

Начнем с того, что, на наш взгляд, Республика Армения просто обречена стать узловым центром всех армян. Но, в то же время, Армения не способна полностью трансформироваться в хаб – она может включать в себя определенные функции узлового центра сети. И эти функции могут быть только одним аспектом государства как многофункционального института. 

В качестве путеводителя предлагаю рассмотреть примеры не Сингапура, Израиля, Ирландии и других подобных стран, а обратить внимание на взаимоотношения между Италией и Ватиканом, Великобританией и Лондон-Сити, Китаем и Гонконгом.  

В результате глубокого и всестороннего анализа указанных примеров, как нам кажется, будет возможно найти такой всеармянский узловой центр – модель хаба, у которого будет максимально инклюзивный характер и который сможет объединить вокруг себя все армянство независимо от места жительства и гражданства, веры и мировоззрения.  

Образно говоря, модель всеармянского Ватикана, Лондона или Гонконга нам позволит быть максимально открытыми для глобального мира и в то же время не подвергать риску существующие или находящиеся в зачаточной стадии и только формирующиеся явные и скрытые институты Республики Армения. 

Как вариант мы предлагаем создать город-государство где-нибудь возле Еревана или аэропорта «Звартноц», который послужит автономным хабом для армян всего мира. В отличие от теократического Ватикана он будет неократическим, а управление будет осуществляться при помощи инновационных цифровых технологий, основанных на блокчейне, он получит собственную валюту (в виде какой-нибудь stablecoin), администрацию, бюджет, банковскую систему, полицию и паспорта.  

Предлагаем создать между этим автономным хабом и международным аэропортом «Звартноц» прямое транспортное сообщение, инфраструктуру, чтобы люди, прибывающие в автономию воздушным путем, имели возможность попасть туда, не пересекая границ Республики Армения. Человек без визы на въезд в Армению должен быть в состоянии попасть в эту автономию, например, при помощи специального терминала в аэропорту «Звартноц» и отдельной дороги, ведущей из терминала в автономию.  

Здесь ограничимся сказанным, оставаясь открытыми для дальнейших более широких и детальных обсуждений.  

Еще несколько замечаний относительно дилеммы капсула – периферия метрополии. Если попытаться немного обобщить, то капсулу можно считать разновидностью периферии метрополии. Если рассмотреть в качестве примера Северную Корею как классический образец капсулы, то при ближайшем рассмотрении в более широком хронологическом диапазоне можно увидеть, что на начальном этапе своего существования она во многом зависела от Советского Союза, и при ряде оговорок её можно было считать периферией советской метрополии, а теперь она во многом зависит от Китая, как экономически, так и политически. Опять же, с рядом оговорок ее можно считать периферией Китая.  

Более того, мы считаем, что в контексте интенсивной мировой и региональной интеграции модель капсулы изжила себя и существование государства такого типа принципиально невозможно.

Единственный выход в данной ситуации – параллельно с интеграционными процессами укреплять определенные капсульные институты внутри страны: национальную церковь, язык, традиционные институты и специальные службы безопасности.  

Одним словом, мы не видим альтернативы интеграции. Единственный вопрос в выборе надгосударственной структуры, с которой мы хотим интегрироваться. И как раз тут мы предлагаем вести гибкую политику интеграции. А именно вспомнить наше историческое прошлое, в частности упомянутое в вашей книге Анийское царство, нашу роль нации-посредника между различными цивилизациями и попытаться снова взять на себя свою роль и миссию соединять несоединимое и мастерски синтезировать.  

В заключение, мы предлагаем попытаться объединить модели хаба, периферии метрополии и капсулы в одну общую систему с применением смелых и инновационных структур, основанных на сложной симметрии, эффективность которых может быть в несколько раз выше упрощенных систем, что в свою очередь позволит нам обеспечить не количественный, а качественный рывок во благо Армении, всего армянства и мира. 

Развернуть
Свернуть
Гайк Саргсян
Гайк Саргсян
Профессор, декан факультета экономики и менеджмента ЕГУ, директор Научно-аналитического центра конституционной экономики 
Проект «На перекрёстке», посвящённый будущему Армении и армянства, несомненно займёт особое место в 30-летней истории независимой Армении.

Он берёт своё начало ещё из проекта «Армения-2020», обсуждения вокруг которого проходили с участием преподавателей и студентов факультета экономики и менеджмента Ереванского государственного университета (ЕГУ). 
 
Думаю, это начинание, имеющее прекрасную идеологическую базу и концептуальные положения, нуждается в некоторых дополнениях, чтобы его можно было воплотить в жизнь. В частности, необходимо добавить экономико-правовой элемент постановки целей.  
 
Мы выражаем свою готовность содействовать этому процессу с привлечением Научно-аналитического центра конституционной экономики факультета экономики и менеджмента ЕГУ. 

Развернуть
Свернуть
Джон Гаятт
Джон Гаятт
Член Совета управляющих, United World College Dilijan
Я сильно впечатлён масштабностью, глубиной и последовательностью этой работы: проводящийся в ней анализ и прогноз являются одновременно тревожными и обнадёживающими. Спасибо, что позволили мне прочитать и высказать мнение об этом программном документе. 

Разрешите указать на те части текста, которые вызвали наибольший интерес... и в некоторых случаях несогласие; а также на части, вызвавшие вопросы, на которые я хотел бы получить ответы. 

В основном я согласен с ключевым тезисом о том, что Армении следует найти средства на модернизацию своих институтов, развитие инклюзивности, укрепление связей с диаспорой, привлечение обратно лучших умов и дарований и создание предпринимательской экосистемы, что поможет превратить страну в региональный хаб. 

Я обратил внимание, что подробно описанная в вашей работе модель развития взята из книги Аджемоглу и Робинсона «Почему народы терпят неудачу». Она даёт возможность использовать отточенный научный инструментарий для разграничения между экстрактивными (грабительскими и эксплуататорскими) и инклюзивными (институционально прозрачными и подотчётными) государствами – это по очевидным причинам актуально для Армении. Но подход Аджемоглу и Робинсона находится в центре дебатов и не является общепринятым – на это, как мне кажется, следует обратить внимание. 

Глава 1

Исторический экскурс чрезвычайно полезен.

Некоторые мои наблюдения:

Страница 19. Почему армяне «не связывали своих устремлений и чаяний с возвращением на историческую родину»? Это утверждение кажется небесспорным для диаспоры.

Страница 50. Вторая формула для развитого существования нации заключается в том, что Армения должна стать «незаменимым элементом регионального баланса, уникальным посредником, в котором были бы заинтересованы соседние державы-антагонисты, то есть отчасти сохраняющим функции буферной Армении». Хотя я охотно допускаю, что в VIII и IX вв. н. э. балансирование между Византийской империей и Арабским халифатом позволило получить некоторую степень независимости, нынешняя конфигурация выглядит не такой многообещающей.

Страница 54: «…опиравшейся на прививаемое в семьях почитание образованности». Значительно ли большее, чем среди других народов? Если да, то по каким причинам? Я думаю, что это справедливое суждение, но что именно в армянской истории привело к такому положению дел?

Мне кажется совершенно правильным общий вывод главы о том, что армяне всегда проявляли исключительные навыки в качестве посредников и авторов конструктивного компромисса. Идея установления сетевого взаимодействия, красной нитью проходящая сквозь всю рукопись, может быть проиллюстрирована на примерах инноваций, в настоящем или прошлом распространявшихся по всей армянской диаспоре. Так, первая газета, изданная на армянском языке, «Аздарар», вышла в Мадрасе в 1794 году… и вскоре после этого была скопирована в других местах проживания диаспоры. (Я часто бываю в Ченнае/Мадрасе, и память об армянском присутствии здесь крепка: Армянская улица, Армянский мост, армянская церковь).

Глава 2

Здесь мне нечего комментировать, поскольку согласен со всеми основными выводами.

Глава 3

Страница 85. В сингапурском сценарии говорится о новой транспортной сети, которая со временем поможет преодолеть региональную вражду и напряжённость. Из сопроводительного письма к рукописи становится ясно, что межгосударственные вопросы вы предлагаете рассматривать особо. Но вплоть до их урегулирования вероятность создания транспортной оси восток – запад вдобавок к имеющейся оси север – юг (Грузия – Иран) крайне маловероятна.

Страница 87. Сравнительные данные по Грузии и Армении тревожат, но не удивляют. В недавнем разговоре с руководителем одной крупной британской компании мне сообщили, что их инвестиционные планы сосредоточены на Грузии, а не Армении, в основном из-за проблем с коррупцией.

Страница 89. Существенно ли ухудшилось качество и доступность школ и медицинских учреждений с 1991 года? Существует известная дилемма поддержания стандартов при ограниченных ресурсах, но сравнительная статистика из Индии показывает, что там, где местные штаты много тратят на здравоохранение и образование, как, например, в Тамилнаде и Керале, производительность и экономический рост одни из самых высоких на субконтиненте. Жан Дрез и Амартия Сен в своей книге «Неопределённая слава: Индия и её противоречия» (Allen Lane, 2013) предполагают, что связь между производительностью и социальным благосостоянием является двусторонней. Эта книга важна, поскольку ликвидация квазисоциалистической централизованной экономической модели «лицензиевластия» (license Raj) в 1990-х годах имеет параллели с тем, что произошло в СНГ. 

Страница 91. Является ли концепция созидательного разрушения Шумпетера полностью совместимой с инклюзивными институтами, предложенными Аджемоглу и Робинсоном? Прорывных инноваций боятся не только элиты экстрактивных институтов, но и работники отмирающих отраслей. Таким образом, может случиться так, что трансформация будет направлена не только против сопротивления элиты, но и против более широкой части населения. Следовательно, для пытающихся пройти ускоренную модернизацию стран существует значительный риск сопротивления со стороны народа. Так, Сацумское восстание в Японии 1877 года – яркий пример из страны, форсировавшей сверхбыстрые экономические преобразования без инклюзивности. Обратная реакция на ЕС в виде Брекзита в значительной мере держится на людях, пострадавших в годы модернизации Тэтчер/Блэра, которые винят в своих неудачах чуждую им богатую элиту. И движение жёлтых жилетов во Франции, безусловно, – бунт против попыток Макрона ускорить созидательное разрушение французской экономики. И последнее: Армения и другие страны СНГ пережили так много несозидательных разрушений после 1991 года, что интересно, насколько устойчивыми они окажутся перед лицом ещё больших разрушений?

Страница 99. Проблема коррупции. Почему и как Грузия смогла справиться с коррупцией, а Армения, по-видимому, нет? В Индексе восприятия коррупции Грузия значительно опережает Армению и явно из года в год улучшает позиции, в то время как в последние несколько лет Армения двигалась в обратном направлении. У вышеупомянутых Дреза и Сен есть интересная глава об ответственности и коррупции. Среди мер, принятых правительством Индии, был закон «О праве на информацию» 2005 года: «Один из самых сильных в мире... он привёл к довольно радикальным изменениям в плане формирования культуры прозрачности в общественной жизни и пресечения злоупотреблений государственной власти». Излишне говорить, что коррупция остаётся явлением универсальным... хотя и частично контролируемым.

Страницы 109/113. «Говоря о многочисленных внешних рисках, следует назвать вероятность полномасштабной войны с Азербайджаном…»; «дискуссия о целесообразности „сделки“ по Арцаху...». Для постороннего человека какое-либо решение вопроса кажется необходимым, чтобы оправдались надежды на то, что Армения станет региональным хабом. На странице 180 высказаны справедливые замечания по поводу использования всех возможных неправительственных учреждений для установления контактов (например, с турецкими группами в изгнании). 

Глава 4
Страница 120. Хорошее обоснование в работе получила идея о новых технологиях как палке о двух концах (одновременное увеличение как потенциала авторитарного государственного контроля в стиле Китая, так и прозрачности). Я не уверен, почему считается, что результат обязательно будет положительным – такая вероятность есть. Так, южные индийские штаты, например Карнатака, цифровизировали и сделали госуправление гораздо более прозрачным и подотчётным. Но, напротив, паноптические методы, применяемые Пекином в Синьцзяне, так же как и сбор данных и манипуляции с выборами, практикуемые Cambridge Analytics в Великобритании, предполагают более мрачное развитие событий.

Страница 129. Я согласен с большей частью наблюдений о проблемах глобального образования, в частности об опасностях узкой специализации. Однако кроме применения более целостного подхода нам необходимо определить, что именно мы подразумеваем под «качественным образованием». По данным ОЭСР, Сингапур показал лучшие результаты наряду с Японией и Финляндией, в этом же списке обычно также Шанхай. Но я бы поставил под сомнение, достаточно ли хорошо тесты PISA определяют быстроту реакции, оригинальность и нестандартность мышления, свойственные настоящим новаторам?

Глава 5
Есть два абзаца, имеющих особое значение: последний абзац на странице 187 «Инклюзивная экосистема» и первый на странице 198. В обоих подчёркивается безотлагательность институциональных преобразований. Человеку со стороны невозможно не согласиться с приводимыми доводами, но эти строки также поднимают вопрос: каково нынешнее состояние армянских институтов? Армения унаследовала централизованную вертикальную систему управления от советских времён... и вопрос, который стоит задать, такой же точно, как и для организации любого уровня: «Как это выглядит снизу вверх?». Как обычные мужчины и женщины в Армении взаимодействуют с правительством и властью? Что из себя представляют чиновники, с которыми им приходится общаться? Насколько хорошо они обучены и эффективны? 

Также было бы полезно узнать, как осуществляется приём сотрудников во все ветви государственной службы. Есть ли, как в Индии, значительное кумовство и семейственность на общегосударственном и местном уровне? Опять же, сравнение с Индией целесообразно: какими бы ни были ограничения местной администрации, система госуправления Индии, унаследованная с британских времён, имеет высочайшее качество и несёт главную ответственность за обеспечение того, чтобы страна оставалась «функционирующей анархией» – именно этой фразой нередко характеризуют Индию. Стажёры набираются посредством сложных экзаменов и отборочных комиссий и обязуются выполнять функции «администраторов-учеников» в отдалённых частях страны, чтобы понять реалии управления на уровне простых людей. 

Какую ответственность и власть имеют местные органы власти, будь то сельские, муниципальные или областные? Вообще говоря, люди имеют дело главным образом с полицией и налоговыми органами, а также с педагогами и медицинскими работниками. Встраивание Армении в развитый международный порядок безусловно должно основываться на том, чтобы действия в первую очередь именно вышеперечисленных специалистов стали эффективными, прозрачными и неподкупными. 

Насколько развито гражданское общество в Армении? В России до, во время и после советских времён государство относилось к автономным ассоциациям граждан с подозрением. Полагаю, это справедливо и в отношении Армении? В книге Майкла Бёрли «The Best of Times, The Worst of Times: A History of Now» (MacMillan 2017) сопоставляются Саудовская Аравия и Иран. В то время как в первой гражданское общество практически отсутствует, гораздо более богатая традиция в Иране парадоксально объясняет периодические вспышки народного недовольства, ответные репрессии и, в конечном счёте, основания для (возможного) оптимизма в долгосрочной перспективе. В Чешской Республике быстрое возрождение действующих институтов в 90-х годах обусловлено прочными традициями гражданского общества, восходящими к Австро-Венгерской империи и периоду между двумя Мировыми войнами. Таким образом, активное продвижение независимых ассоциаций граждан и инициатив является важной задачей.

Развернуть
Свернуть
Артур Мартиросян
Артур Мартиросян
Старший консультант, CMPartners, США
Авторы осуществили очень своевременное интеллектуальное предприятие. Это именно то, чего можно ожидать от политических партий и их аналитических центров в развитых демократических государствах. К сожалению, слабая политическая система Армении не смогла вызвать к жизни систематическую аналитику и конкурентные модели даже в последнем избирательном цикле. Я склонен поместить вашу работу как раз в эту лакуну. 

В целом, множество аргументов и положений в тексте перекликаются с моими собственными размышлениями о том, куда движется Армения. Считаю особенно ценными ваши великолепные вопросы, которые способствуют критическому осмыслению. 

Тем не менее, я читаю любой текст с точки зрения процесса. В данном случае мне важно было понять, как ваш труд поможет достичь поставленной цели, если сумеет создать необходимый консенсус среди членов «фрагментированной нации» и подтолкнёт к действиям, и какие процессы коммуникации/диалога требуются для этого. Вот мои краткие замечания. 

Ключевым для книги является понимание аудитории (определенной чересчур широко, на мой взгляд) и её устоявшихся мнений, а также препятствий, которые способны помешать принять главный посыл вашей работы. Ведь важна не только основная мысль, но и реакция на неё, которую вы стремитесь получить. Если вы нацелены на армянское сообщество, определяющее политический курс, эти люди, скорее всего, не дочитают работу до конца, так как историческая информации может показаться им избыточной. Хотя я понимаю, для чего вам служат исторические экскурсы в вашем анализе идентичности, я бы их сократил. 
Само название рукописи предполагает, что мы как нация должны рано или поздно (а чем раньше, тем лучше) сделать выбор, а быть довольными собой ещё точно не время. Ощущение безотлагательности достаточно убедительно передаётся читателю в первой части текста. 

Интуитивно понятно, что вы очень близки к использованию того, что в моей профессиональной области известно как «инструмент решения задач» (Problem Solving Tool, PST). Однако более чёткое структурирование работы (не обязательно по методике PST, хоть я и рекомендовал бы ей воспользоваться) может позволить вам избежать повтора аргументов и положений.  

Ваша работа призвана стимулировать процесс мозгового штурма и диалога, ведущих к конкретным действиям, с вовлечением большого количества участников. Но изменение масштаба деятельности, которое вы предлагаете, потребует создания руководящей коалиции (более широкой, чем ваш внушительный Совет). Поэтому на данном этапе очень важно использовать инструменты картирования связей и выработать стратегическую последовательность действий среди влиятельных людей, чтобы убедиться, что ваши предложения вызывают резонанс. Это такой реверс-инжиниринг, когда сначала определяются желаемые результаты, а затем прорабатывается путь от них к точке старта, в данном случае – дискуссионному документу. 

В работе есть несколько значительных аргументов, которые мне сложно принять. Так, вы предлагаете сравнительный анализ демографических данных по Израилю и Армении начиная с 1955 года. Вот почему я думаю, что это сравнение несколько неуместно: 

1) Как вы сами утверждаете, Советская Армения не была суверенным независимым государством. Решения о миграции принимались в Москве исходя из совершенно иной внешнеполитической повестки, как это было в 1946–1948 гг. В это же время в Израиле алия была неотъемлемой частью формирования повестки дня и концепции национального строительства. 

2) График показывает, что демографическая линия Армении шла параллельно, а не существенно отличалась от траектории Израиля с 1955 по 1991 год. Если учесть, что мужское население Советской Армении выкосила Вторая Мировая война, такой рост можно считать замечательным достижением. 

3) Главная точка расхождения – получение Арменией независимости. В таком случае семь лет после получения независимости Израилем в 1955 году соответствуют 1998 году для Армении. Первоначальная сильная этническая мобилизация армян выдохлась уже к 1995 году. У этого явления могут быть различные объяснения: качество руководства, доверие как социальный капитал, отсутствие дальновидности и многие другие. Но самый важный в моей книге – аксиологический. У израильских отцов-основателей был чёткий план государственного строительства, основанный на осознании того, что у них есть единственный шанс после Холокоста и продолжающихся после Второй Мировой войны гонений на евреев в Восточной Европе. План опирался на идеологию израильских руководителей, которые обладали преимуществом таких ценностей, как доминирование общего блага (кибуц), долгосрочность мышления, высокое понятие о Родине и т. д. Армения же к 1998 году находилась в совершенно другом положении с точки зрения преобладающих ценностей, искажённых в советский период: на первый план выдвинулись частные материальные интересы, мгновенное получение выгоды, избыточно-формальное понимание Родины (որտեղ հաց ՝ այնտեղ կաց). 

Развернуть
Свернуть
Андреас Хайнеке
Андреас Хайнеке
Генеральный директор и основатель, Dialogue Social Enterprise, Германия
Общие наблюдения

Для многих из нас Сингапур стал землёй обетованной, ведь под руководством Ли Куан Ю и его семьи там удалось построить современное государство с потрясающей инфраструктурой. Сингапуру, этой маленькой, не обладающей природными ресурсами стране, пришлось пройти через колонизацию и оккупацию. Это единственная известная мне страна, где есть два министерства, заведующих образованием, что со всей ясностью показывает важность этого направления для правительства. Сингапур разработал учебную программу по формированию характера для начальных и средних школ, и, безусловно, стоит проанализировать, насколько этот подход применим в Армении.  

Другая земля обетованная, кроме настоящей, Израиля, – безусловно, Руанда. Все три страны: Армения, Израиль и Руанда – живут в посттравматических условиях после геноцида. Интересно наблюдать, как эти относительно небольшие страны, особенно Руанда, преуспевают. Это настоящее чудо. Удивительно видеть, что уже построено. Поль Кагаме похож с Ли Куан Ю: автократичный лидер, и страна строго контролируется, чтобы не подвергать опасности более масштабный план по преодолению гуманитарной катастрофы, уменьшать разрыв между бывшими врагами, работать над их примирением и укреплять связи между выжившими и, в то же время, быть в состоянии развивать национальную идентичность. Если вы ищете ориентиры в построении нации, Руанда, безусловно, послужит источником вдохновения.  
 
Какова текущая ситуация? 
 
Армения уникальная страна. За границей проживает больше армян, чем в самой стране, и людям диаспоры очень сложно сохранить национальную и культурную идентичность. Армяне, которые остаются на родине, испытывают большое искушение уехать, потому что жизненные перспективы кажутся более привлекательными за пределами страны. В Армении внутриполитические проблемы, которые необходимо взять под контроль, велика проблема коррупции, страна находится в геополитически сложном положении, рядом с ней расположены Иран, Россия, Грузия, Турция и Азербайджан. Армения занимает 121е место среди 156 стран мира по уровню счастья и 107е среди 180 по индексу восприятия коррупции. Средний доход 24 доллара в день свидетельствует об экономических трудностях, с которыми сталкиваются большинство армян.  
 
Четыре основные проблемы Армении сегодня: 
 
— Нехватка культурных, духовных, исторических и национальных связей, особенно среди молодёжи 
— Утечка мозгов молодых специалистов и отсутствие стимулов для возвращения на родину 
— Языковой геноцид – язык находится под угрозой исчезновения 
— Политическая нестабильность в изменчивой геополитической обстановке 
 
Я перечислил комплексные предпосылки, и понадобится приложить большие усилия, чтобы построить глобальную нацию, сохранить язык, обеспечить мирное сосуществование с соседними государствами и стать желанным местом для жизни тех, кто хочет сюда переехать откуда-либо или же попросту вернуться. 
 
Армения уникальна, поскольку ей удалось вопреки вековому давлению выжить и остаться важным субъектом международных процессов. У неё гордый народ, очень сплочённый и с высокой самооценкой, стойкий, национальный и интернациональный одновременно. Хорошо известная социологическая теория объясняет, что внешнее давление усиливает внутренние связи. Прочная связь прослеживается, но в нынешних условиях глобализации существует опасность её разрыва.  
 
Некоторые предложения 
 
Учитесь у прошлого, чтобы достичь будущего 
 
Джордж Сантаяна мудро отмечает: «Кто не помнит своего прошлого, обречён повторить его вновь». Геноцид отпечатался в думах и душах армян. Психологически трудно справиться с принадлежностью к нации жертв. Обидно, что лишь меньшинство государств-членов ООН официально признаёт геноцид армян. Турция, будучи его главным исполнителем, до сих пор отрицает свою ответственность и не приносит официальных извинений. 
 
Важно сохранять живую память. Проекты, которые рассказывают о геноциде, значимы для преодоления коллективной травмы и как возможность услышать голос каждого, кто был убит тогда. А убит был примерно один миллион армян. Из этого следует задача: собрать один миллион голосов – для каждого убитого. Добиться этого в плане коммуникационных усилий можно работой в социальных сетях, что привлечёт в первую очередь молодое поколение. Модель немецких камней преткновения (Stolpersteine) в память о еврейских жертвах Холокоста может быть переосмыслена и переработана с применением современных технологий. Во всех местах, где жили армяне, можно установить датчики, и через приложение заинтересованный человек сможет узнать больше о человеке, который там обитал. Процесс примирения с прошлым происходит не только в мемориалах. Это происходит и там, где произошли преступления. Мобилизация памяти имеет первостепенное значение для идентичности армян, и необходимо найти привлекательные пути к ней, особенно для молодёжи.  
 
Опыт геноцида и сила армян, которые пострадали, но несмотря на это остались миролюбивой нацией, может стать одним из аспектов бренда нации. Армения относительно нейтральна в политике и может стать центром миротворчества и примирения. Ей предопределено играть эту роль в регионе. Можно создать, к примеру, центр миротворчества наподобие Нансеновского центра мира и диалога в Норвегии. Особое внимание следует уделить урегулированию турецко-армянских отношений: люди из обеих стран должны работать рука об руку над моделями поддержания мира и сосуществования. Тут приходят на ум слова Жан-Поля Сампуту, пережившего геноцид в Руанде: «Прощание – для тебя, а не для обидчика». 
 
Выстраивание бренда 
 
Армяне – глобальная нация. И это сильный бренд. Бренд предполагает определённые ценности, которые нужно выработать. Необходимо провести широкое фундаментальное исследование, чтобы узнать, в частности, у молодых армян в диаспоре, что на самом деле значит «Армения». По крайней мере 500 000 голосов должны быть услышаны, чтобы создать движение по созданию бренда страны. Это научный процесс. 
 
Глобальный – Местный 
 
Армяне, как и евреи, разбросаны по всему миру. В результате они имеют доступ к широкому спектру ресурсов и знаний в качестве инсайдеров в принявших их странах. Такие возможности могут быть задействованы во имя будущего Армении. Вопрос, на который нужно дать ответ: как быть уверенным, что поток информации, знаний и навыков сможет создать интеллектуальный капитал и на родине? 

Развернуть
Свернуть
Акоп Габриелян
Акоп Габриелян
Политолог, кандидат политологических наук
Книга как поднимает большое количество проблем, так и заставляет задаться множеством вопросов о судьбе армянской нации. Работа будет интересной и представителям иных народов, так как обсуждаемые в ней темы в равной степени касаются всех цивилизаций, находящихся сегодня, вспоминая прекрасный труд А. Тойнби, «перед судом истории».

Мне кажется, подход и посыл книги крайне важны для всего привыкшего пассивно вспоминать своё великое прошлое и страшные трагедии армянства, инстинктивно часто сплачивающегося вокруг них, но не производящего передовые идеи в масштабах государства, на уровне создания общенационального благосостояния. Вместе с тем, следует констатировать, что армянская культура сама по себе не экспансивна, обращена «вовнутрь», на самосохранение, что позволяло армянам веками сохранять свою идентичность, но не более того – не развивать свой культурный код для распространения «вовне». Стало быть, если Республика Армения и армянский народ как самобытная культура хотят сохраниться в век наибольших вызовов, когда угрозы физического аннигиляции существуют одновременно с угрозами абсолютной социально-этнической ассимиляции, необходимо выработать в себе привычку смотреть не только в прошлое, но и генерировать будущее. Здесь и сейчас. Прямо сейчас.  

Именно поэтому книга имеет все шансы стать не просто «чтивом», но побуждением к действию. Сегодня существует немало пессимистических прогнозов относительно того, куда движется Армения. Движется ли она вообще куда-то? Или народ обречён на угасание? Если движется, то инертно, по заранее заданной траектории или же на основе независимого и рационального выбора людей? Идентичность армянской диаспоры с каждым новым поколением все меньше связывает армян с заботой о своём историческом доме, что вписывается в логику объективно существующих социально-экономических и культурных процессов глокализации. Через несколько поколений и эта связь, возможно, будет утеряна навсегда, между тем как диаспора в сегодняшней парадигме играет ключевую роль для самой Республики Армения (представьте, если хотя бы некоторые видные деятели различных армянских диаспоральных культур, существовавших в прошлом и сейчас и внёсших огромный интеллектуальный вклад в развитие своей страны проживания, генерировали и внедряли бы свои задумки в самой Республике!). Как реагировать на данную тенденцию?  

Другой важнейший вопрос заключается в осмыслении роли и места церкви как института веры в жизни современного армянина. Кажется, что в сегодняшней реальности церковь более не обладает мандатом на сохранение армянской идентичности, реализацию просветительской миссии, которым она обладала в течение предыдущих восемнадцати веков. Как сделать так, чтобы армянская церковь в XXI веке была не формально-декларативным, а активным институтом духовной консолидации армянства по всему миру?  

У современной Армении и армянства нет той временной роскоши, которая была прежде, ввиду ускорения самого исторического процесса, связанного в первую очередь с социально-техническими и технологическими инновациями. Как самим не стать историей, а делать её? Как не только теоретизировать о государстве и гражданском обществе принципиально нового образца, но и создавать их? Это поле важнейших вопросов остаётся открытым, и книга приглашает каждого к его конструктивному смысловому заполнению. 

Развернуть
Свернуть
Грант Саакян
Грант Саакян
Бюджетный контролёр, Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, Женева; Член правления и исполнительного комитета Швейцарско-армянской торгово-промышленной палаты 
Прежде всего хотел бы присоединиться к остальным и поздравить авторов с выходом отличной работы. Это действительно полномасштабный и качественный труд. Актуальный и глубокий анализ, очень уместные сравнения, объективное и всестороннее понимание ситуации, очень впечатляюще! 

У меня есть два небольших замечания. 

Мне кажется, две из описанных в работе моделей движения вперёд совершенно нам не подходят. Я имею в виду модель «Капсула» и «Периферия метрополии». Последняя де факто означает утрату нашего суверенитета (во всех отношениях) – я не думаю, что этот вариант следует вообще рассматривать. Тем более что, кроме иллюзии безопасности это ничего не даст, как вы отмечаете (и как мы имели возможность убедиться). Капсула ещё хуже: кто захочет стать страной вроде Северной Кореи, чтобы сохранить собственную идентичность? При всём уважении к нашей грузинско-армянской общине, мы не можем пожертвовать будущим нашей страны ради сохранения идентичности армян Грузии. Я думаю, что идентичности тоже погибнет в такой капсуле. По-моему, все три варианта моделей развития должны называться хабами (хаб 1, хаб 2, хаб 3 и т. д.). Могут быть разные их типы (технологические, финансовые, налоговый рай, неспециализированный и т. п.), но это должен быть именно хаб – мы не можем себе позволить спрятаться в этом мире, как страус в пустыне. Кто сказал, что идентичность в хабе находится под угрозой? Я думаю, что всё совсем наоборот: национальная идентичность укрепляется и продвигается через хабы, а не через капсулы. Разве кто-то может сказать, что Швейцария или Ливан утратили (целиком или частично) свою идентичность? Один человек, Роджер Федерер, сделал так много для идентичности своего народа, как не смогла бы сделать целая страна. Швейцарский знак качества, швейцарские технологии, швейцарская медицина, швейцарский туризм... разве это не лучший способ выразить идентичность? Или разве кто-то спутает Ливан с Ливией или Сирией? Никто. Название «Ливан» в мире (в мире мирном, так сказать) на слуху больше, чем любой другой страны Ближнего Востока. Именно хаб служит средством продвижения культуры, языка, кухни и других составных частей идентичности – благодаря восприимчивости к другим культурам, взаимодействию и использованию в качестве ориентиров мировых стандартов (а не региональных). Таким образом, я полностью поддерживаю точку зрения авторов «На перекрёстке».
  
Второе замечание касается реализации идей. По моему мнению, с этим как раз есть большие проблемы. Как добраться до конечной цели? С чего начать, кто возьмёт на себя инициативу, насколько активное участие государства потребуется? Считаете ли вы, что эффективное взаимодействие вообще достижимо? Тут можно задать ещё множество вопросов. Думаю, нужны будут большие коррективы (политические решения, законодательство, инфраструктура, время, которое предстоит затратить, и выбор правильного момента и т. д.). Я убеждён, что потребуется написать ещё одну замечательную работу наподобие «На перекрёстке», назовём её, к примеру, «Дорожная карта», а сделать это будет ещё сложнее. 
 
Вы знаете, в прошлом году, когда произошла бархатная революция в Армении, первой реакцией многих из нас стали размышления о том, как мобилизовать диаспору для реконструкции нашей страны. Энтузиазм был огромнейший. У нас прошли обсуждения и встречи, и... всё, мы остановились на этом. Моё удивление было ещё больше, когда я увидел, что государство не стремится (уже́ – или же делает очень мало) задействовать потенциал диаспоры в этой Большой Реконструкции. 

И последнее. Я ожидал, что вы зададите такой вопрос: если каким-то образом когда-либо будет выбрана наша модель развития (хаб), кто будет участвовать в её реализации тем или иным способом? Я думаю, важно проверить пульс диаспоры. 

*** 

Я хотел бы поделиться с вами ещё несколькими мыслями относительно «Дорожной карты». 

Вы предлагаете, так сказать, нереальную троицу: национальная идентичность плюс безопасность и процветание. Какой бы из элементов ни был выбран приоритетным на пути вперёд, два других неизбежно что-то от этого выбора потеряют. Что касается национальной идентичности в модели капсулы, я бы сравнил её с драгоценным камнем, который мы держим подальше ото всех: никто не может его увидеть, никто не узнает о нём. Тогда, как говорят французы, «ça sert à rien» – это не приносит ничего. Возьмите пример международной школы: все дети счастливы и гордятся своей национальной идентичностью, потому что это в школе поощряется. Страна-хаб также может проводить политику поощрения и укрепления национальной идентичности «принимающей страны». Конечно, требуется уточнить, что понятие национальной идентичности включает – термин открыт для широкого толкования. В моём понимании, компоненты идентичности – язык, литература, история, культура, памятники, религия (в нашем случае), гора Арарат (в нашем случае), наследие наших предков-героев, ноу-хау, конкурентные преимущества, современные герои и т. д. 

Теперь обратимся к вопросу безопасности в стране-хабе: благополучие, которое приносит потоки капитала, приводит ко всеобщему благосостоянию. Благосостояние означает социальную защищённость, а также защищённость физическую (внутреннюю и внешнюю). Кроме того, активное взаимодействие, вовлечение и интеграция в мировое сообщество приносят больше открытости и стабильности во всём. Но (большое «но»!) мы находимся вне какого-либо классического контекста – мы в уникальной (армянской) ситуации, и это означает, что преобразование в страну-хаб является уникальной задачей (именно поэтому я придаю первостепенное значение дорожной карте – плану реализации программы). Всё возможно, если мы, как вы предлагаете, проведём надлежащую инвентаризацию, мобилизуем диаспору (или, попросту говоря, всех армян: возможно, от слова «диаспора» стоит вовсе отказаться), ресурсы и будем вести правильную политику (политику, политику!). 

Спасибо за упоминание шагов на низовом уровне. Я думаю, что это правильный путь для начала. Все ранее проводившиеся гонки с целью мобилизации больших миллиардов (небольшой группы людей) либо потерпели неудачу, либо не оказали существенного влияния на изменение жизней. 
 

Развернуть
Свернуть
Амбарцум Кахкецян
Амбарцум Кахкецян
Партнер, SmartGateVC, Армения 
Потрясающая работа и отличное начало. Кажется, теперь у нас есть точка отсчёта!

Важным дополнением было бы более глубокое изучение Манифеста Сетевой Нации (общеизвестного и принятого большинством видения, ценностей, стратегии и т. д. сети). Возможно, в следующих изданиях авторы проанализируют и опишут, что считать успешным для сетевой нации манифестом, какие манифесты (в том числе несетевые) приводили армян к успеху в прошлом и что могло бы стать основой успешного армянского манифеста в XXI и XXII веках. 

Развернуть
Свернуть
Шант Шехердимян
Шант Шехердимян
Доцент кафедры хирургии, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, доктор медицинских наук, магистр общественного здравоохранения, член Американской коллегии хирургов, член Американской академии педиатрии 
Прежде всего хотел бы выразить глубокую благодарность за само начинание. Спасибо за приглашение прочитать документ, большое спасибо за повод поразмышлять, изучить, обсудить, проанализировать и записать идеи, которые, несомненно, будут иметь длительное воздействие на нашу коллективную историю. Но самое большое спасибо за то, что вы не остановились на этапе разработки концепции, а подаёте пример и сами поступаете так, как проповедуете. 

Хотел бы начать с того, что я верный сторонник подходов, предложенных в этом документе. Согласен на 100%, что нам нужно попробовать сделать всё по-другому. Достаточно ли этого будет, чтобы направить наш коллективный корабль в светлое будущее, я не знаю, но я точно знаю, что статус-кво нового направления точно не задаст. 

Вот некоторые мысли, которые посетили меня во время чтения. 

1. Как армянин, родившийся и выросший в диаспоре, я не нашёл себя ни в одной из категорий, описанных в первых главах, где речь идёт об «опорах национальной идентичности». Я бы сказал, что это наблюдение вероятней всего свидетельствует в пользу ещё большей неоднородности диаспоры, чем многие из нас себе представляют. 

2. Мне было бы любопытно узнать, считают ли авторы, что недавние перемены в управлении Арменией (2018 год) повлияют на какие-либо их идеи или подходы? Если да, то в какой степени? По мнению авторов, меняют ли эти события прогноз для Армении?  

3. Авторы об этом не говорят, я же считаю важным для успешной реализации широкое распространение мыслительного процесса и подходов, инициированных проектом «На перекрёстке». Думаю, для того чтобы эти подходы сработали, нам нужно достичь «критической массы» людей, которые в эти подходы верят и готовы внести свой вклад. Текущий документ тщательно и подробно прописан, но вряд ли многие его прочтут. Мне кажется, все те же мысли должны быть адаптированы для разных аудиторий в Армении и диаспоре. Полагаю, что для распространения этих идей по миру потребуется что-то вроде информационной кампании. 

4. То, что мне, пожалуй, больше всего не понравилась в этом труде – разделение между собственными подходами и работой государственных структур. Я уверен: чтобы подходы сработали, нужно добиться более широкого вовлечения, сотрудничества и содействия со стороны государственных структур, которые в дальнейшем будут служить основой для развития. Нам нужны улучшения в системе образования в Армении. Развивающиеся центры, использующие передовой опыт, такие как Славянский университет и UWC Dilijan, безусловно служат примерами и задают более высокую планку в образовании в масштабах всей Армении. Но их работа вряд ли приведёт к радикальным улучшениям всей образовательной системы, если не предпринять активные действия внутри самой системы. Возможно, эта проблема менее актуальна в туризме, банковском деле, сельском хозяйстве и более актуальна в таких социальных секторах, как образование и здравоохранение, где в конечном счёте большинство услуг населению неизбежно будет оказано именно государством. И, несомненно, нам нужно образованное и здоровое население, которое станет основой всеобъемлющего развития. 

В рукописи встречается следующий пассаж: «Государство, в отличие от бизнеса, не является институтом, создающим добавленную стоимость». Действительно ли это так? В конечном счёте, разве не государство предоставляет гарантии гражданам и народу, которые затем позволяют всем нам развиваться и инвестировать в Армению? Разве не государство вакцинирует детей, чтобы те дожили до взрослого возраста, работали и участвовали в проектах вроде описанных в рукописи? Разве не государство даёт детям образование? Разве это не добавленная стоимость? Разве бизнес не полагается на человеческие ресурсы и потребительскую базу, находящиеся под защитой государства? Способны ли мы, негосударственные субъекты, когда-либо заменить все эти функции государства? Если нет, разве нам не нужно, чтобы государство их исправно выполняло – и выполняло хорошо, особенно учитывая тот факт, что мы очень маленькая нация? 

Ещё раз поздравляю с выходом этой замечательной работы. С нетерпением жду дальнейших обсуждений и более широкого распространения изложенных мыслей. 

Развернуть
Свернуть
Генри Арсланян
Генри Арсланян
Президент Армянской общины Гонконга и Китая
В рукописи не только приводится качественный обзор истории Армении и геополитических обстоятельств, подходящих для извлечения уроков, но и закладывается основа более широкой дискуссии о будущем Армении и армянского народа с учётом новых реалий XXI века. 
Развернуть
Свернуть
Вардан Арутюнян
Вардан Арутюнян
Правозащитник, публицист, политзаключённый советского периода
Прочитал рукопись с большим интересом и разделяю большинство приводящихся в ней оценок. Даже если у меня есть с авторами какие-либо расхождения во мнениях, я воздержусь от их изложения: все вправе свободно выражать свои мысли и делать заключения на основе собственных исследований. Очевидно одно: отношение к истории в работе оригинальное.

В разделах «Глобальная сеть», «Диаспоральные общины», «Этническое меньшинство в составе империй» встречаются нетривиальные заключения, которые можно считать новшествами. В них я с авторами полностью согласен.  

Забегая вперёд, хочу отметить, что в главе о советском периоде очень хорошо описано воздействие советизации на сегодняшнего человека в контексте современных представлений о мире и государстве.  

Не смог обойти стороной лишь одну проблему. В рукописи ставится акцент на то, что армянами всегда двигало желание иметь собственное государство. Авторы совершенно справедливо отмечают, что во все времена к решению этой важной задачи привлекались отдельные личности. Но, когда речь заходит о советском периоде, об этом не упомянуто ни слова.  

В книге ничего не сказано о борьбе за собственное государство и независимость в советский период. Было бы удивительно, если бы в годы советской власти не нашлось отдельных личностей, которые не работали над разработкой подобных программ.  

О людях и организациях, готовившие подобные программы в период 1920-1953 гг. сохранилось мало исследований и документов. Но эти люди были. Просто они исчезли в густых рядах репрессированных, и для их выявления требуются серьёзные исследования. 

А люди, которые занимались этим вопросом в период с 1953 по 1988 гг., вполне известны. Известны организации, которые в условиях подполья разрабатывали свои программы, известны также имена отдельных личностей. Сам я в 2014 году издал книгу «Инакомыслие в Советской Армении», которая в настоящее время переводится на русский язык.  
В 1953–1988 гг. за антисоветскую деятельность осуждено 168 человек. Большую их часть составляли сторонники независимого государства. Это приблизительные цифры.

Перечисляются только известные имена.  

В 1963-1988 гг. в Армении провели 34 громких политических судебных процесса, вследствие которых был осуждён 91 человек. Подавляющая часть – сторонники независимости. 
Мне кажется, было бы правильным упомянуть об этом в работе «На перекрёстке». 

Уверен, что книга получит большой резонанс среди читателей и станет увлекательной темой для обсуждения. 

Развернуть
Свернуть
Николас Кумджян
Николас Кумджян
Помощник Генерального секретаря и глава Независимого следственного механизма по Мьянме, Организация Объединённых Наций 
В рукописи меня в особенности поразил один парадокс. Авторы отмечают, что на протяжении многих десятилетий армяне боялись исчезнуть из-за ассимиляции на чужбине и, конечно, рассчитывали, что независимое государство сможет ослабить эту экзистенциальную угрозу.

Однако с быстрым сокращением численности населения Республики Армения в связи с эмиграцией, как это ни парадоксально, похоже, что угроза ассимиляции возросла как раз с момента обретения независимости.  

Поэтому преодоление этой тревожной тенденции имеет первостепенное значение. Очевидно, что потребность в экономическом развитии, расширении возможностей трудоустройства в Армении и безопасности, как авторы очень умело объясняют, сыграет важную роль в повороте этого процесса вспять. 

Мне показалось, что есть область, которой не было уделено достаточного внимания. Это развитие правопорядка – необходимость разработать систему для справедливого, предсказуемого и основанного на существе дела регулирования экономических и политических споров. 

Вдохновлённое индивидуальное лидерство не так важно, на мой взгляд, как создание надёжных институтов. Независимо от того, обсуждаются ли налоги, лицензирование бизнеса или выборы, очень важно, чтобы граждане поверили: судебные решения выносятся по существу дела, а не зависят от чьего-то влияния. 

Спасибо за то, что написали и поделились своей работой, заставляющей задуматься. 

Выраженные взгляды принадлежат г-ну Кумджяну и не обязательно отражают позицию Организации Объединённых Наций. 

Развернуть
Свернуть
Сасун Григорян
Сасун Григорян
Автор книги Smart Nation: A Blueprint for Modern Armenia 
«На перекрёстке» – своевременная публикация в критический момент истории Армении.

В рукописи приводятся практические примеры того, как строить будущее и продвигать экономику Армении. Армения должна выйти из режима выживания и стать по-настоящему глобальной конкурентоспособной экономикой и игроком. У Армении просто нет времени, чтобы его терять, пора делать дела.

Развернуть
Свернуть
Армен Юрнешлян
Армен Юрнешлян
Кандидат филологических наук, директор Армянского евангелического колледжа, редактор журнала Haigazian Armenological Review, преподаватель Университета Айгазяна, Бейрут, Ливан
Рукопись «На перекрёстке» Рубена Варданяна, Нунэ Алекян и их партнёра Нубара Афеяна – результат беспокойства и поисков его разрешения. Беспокойство происходит от боли, а боль вызвана негативностью нынешнего положения вещей в Армении и неопределённостью будущего. Настоящее сложно изменить, поскольку оно становится прошлым уже через секунду. Менять нужно будущее.  

Кажется, авторы твёрдо верят в принцип «учиться на уроках прошлого». Это правильный подход, если прошлое, в данном случае история, а в частности армянская история, изучена без эмоций и хвастовства, предметно и с научным анализом.

Треть книги посвящена истории армян и Армении до 1991 года, что может показаться немного странным для книги, нацеленной на будущее, но ясно показывает уверенность авторов в том, что нельзя планировать будущее, не проанализировав прошлого. А прошлое состоит из побед и поражений, у которых есть внутренние – внутриармянские – и внешние – международные причины. Следовательно, по мнению авторов, в этом прошлом следует искать не только уроки, но и фундамент для строительства будущего. Анализируя многовековую историю, авторы выделяют те периоды, которые уже стали поворотными в нашей истории. Более того, авторы попытались рассмотреть коллективное поведение нашего народа в тех или иных решающих ситуациях, чтобы проанализировать его и вынести уроки. Таких уроков много, но я отмечу два. 

Урок первый: гибкость армян, умение защитить свои интересы в условиях столкновения интересов крупнейших сил ради сохранения собственной идентичности. История свидетельствует об этой истине. Не знаю, пользовались ли наши предки этим навыком осознанно или стихийно (как бы сказали в Армении, по инерции), что значило бы, что эта гибкость – наш врождённый талант. Теперь же, когда мы находимся в точке столкновения интересов (на сей раз это не война, а экономические, политические интересы, конкуренция навыков и наук), насколько мы сохранили нашу гибкость сохранять свою идентичность в навязанных нам условиях?  

Урок второй: рассматривая различные этапы эмиграции, начиная с XI до XX вв., авторы делают полезные комментарии и выводы. Что и говорить, эмиграция давно разрушает демографическую картину Армении, и это происходит до сих пор. Изучив разные этапы эмиграции и действия эмигрантов, которые снова и снова проявляли прежние навыки сохранения идентичности, авторы пришли к идее сетевой нации, которая в условиях отсутствия государственности является своеобразной моделью государства. Авторы верят, что эта идея может работать и сегодня, при должном изучении.  

Исследуя настоящее, авторы придают большое значение созданию независимой государственности как залога долгой жизни нации, не забывая о церкви, культуре и образовании. Авторы выделяют причины основных проблем современности, и в числе других подробно останавливаются на двух: коррупционный строй в стране (они используют термин «экстрактивный»), который не только разрушает, но и расщепляет очень важную систему – принцип инклюзивности, когда гражданин или представитель нации может принимать активное и решающее участие и высказываться в государственных и национальных учреждениях. Авторы считают, что вышеупомянутые взаимосвязанные ситуации служат основной или самой важной причиной наших нынешних недостатков, которые могут привести к расколу в обществе, способному вызвать серьёзные угрозы для будущего как государственности, так и общества и национальных институтов и систем, таких как церковь, культура, язык, школа… 

Будущее: Насколько точно возможно предсказать будущее? Многое не зависит от нас и связано с мировыми событиями. Однако и нам многое нужно сделать. Авторы уверены, что в условиях роста Диаспоры необходимо обеспечить участие всех армян в развитии Родины. Это будет возможно, если Армения станет единственным или важнейшим центром большой национальной сети, откуда исходят и куда ведут все пути, и будет восприниматься именно так в Диаспоре. 

У авторов есть ответы, свои представления о будущем их Родины. В книге поднимается также множество вопросов – прямо или косвенно. В любом случае, она не написана как назидание или обязательный план действий. Наоборот, веря в предложенный в книге принцип инклюзивности, авторы сделали свой труд достоянием общественности еще до публикации, выставив ее на общественное обсуждение, что является весьма похвальным и достойным подражания подходом. 

Развернуть
Свернуть
Соcси Боладян, Ph. C.
Соcси Боладян, Ph. C.
Фармацевт и консультант в области здравоохранения, глава комитета по здравоохранению и действительный член Национальной комиссии ливанских женщин
Книга довольно интересно устроена, и я хотела бы обратиться к некоторым поднятым в ней проблемам. Вполне естественно, что повествование начинается с описания нашего прошлого, достижений, а также бедствий, которые мы успешно пережили, продолжая расти и поддерживать стремление защитить нашу Родину. И настоящее – тот остановочный пункт, где нам как раз и следует прояснить наше видение пути построения процветающей и успешной страны.

Армянская молодёжь – умные, честные, талантливые люди, они хотят учиться и развиваться. Поэтому мы должны всемерно и всеми возможными способами поддерживать их, предоставляя стипендии, сертификаты, связывая с международными университетами, вовлекая в программы обмена, иными словами, помогать им морально и материально в достижении целей.

По моим наблюдениям над тем, где мы вероятнее всего сможем увидеть Армению в 2041 году, получается, что это сценарий периферийного государства – он ближе к текущей ситуации.

После бархатной революции Армения выглядит, как малыш, который пытается впервые встать на ноги и ходить, опираясь на помощников. Будучи сильной христианской страной, Россия всегда должна быть в списке наших сторонников и друзей, конечно же, при условии сохранения нашей армянской идентичности. Также важно помнить, что другие соседние с Арменией страны хоть и не являются врагами, в любом случае могут в какой-то момент причинить нам вред, поэтому могущественная Россия – хорошая поддержка нашей страны.

В нынешних условиях диаспора должна инвестировать в экономику разных регионов Армении, что послужит примером для иностранных инвесторов и позволит стране достичь определенных экономических высот. И давайте не будем забывать, что сохранение нашей армянской идентичности является обязанностью каждого армянина. Говоря об идентичности, я имею в виду:

– Армянское воспитание и родной язык
– Знание армянской истории
– Знание истории христианской церкви

Эти три пункта являются основными критериями для того, чтобы привить будущим поколениям любовь и привязанность к поддержанию и развитию нашей Родины. Однако образовательные инструменты должны быть адаптированы к потребностям нашей страны. Затруднительно распространять знания по регионам. Нынешняя необходимость применения новейших технологий и способности молодого поколения могут подтолкнуть Армению вперёд в сфере IT. Если сегодня многие азиатские страны способны добиться успеха, почему бы и армянским специалистам не преуспеть?

Совершенно точно, специалисты в Армении умелые, добросовестные, и их способности соответствуют высоким мировым стандартам. Объединив свои возможности в области современных видов технологий, мы имеем все шансы достичь успехов в указанной области. Это может быть сделано путём сосредоточения на открытии заводов со специализацией на изготовлении автомеханических и электрических машин (холодильная техника и т. д.). Всемирно известные компании, например Nissan, General Electric, участвуют в проектах такого рода в разных благоприятных для ведения такого бизнеса странах. Это даст Армении новые рабочие места, экономические улучшения и достижения. 


Та же самая история успеха наблюдается в медицинской промышленности, где международные компании открывают заводы в разных регионах, таких как Индия, Африка, арабские страны. Инициативы такого рода помогут Армении добиться экономического подъёма. 

Однако давайте помнить, что в настоящее время гендерное равенство играет большую роль. Должности, зарплаты, права и обязанности должны быть разделены поровну между мужчиной и женщиной без какой-либо дискриминации. Кроме того, женщины имеют равные права на участие и принятие решений в дискуссиях и встречах на высоком уровне. Гендерное равенство содержится в перечне целей в области устойчивого развития ООН до 2030 г. (№5). Однако остальная часть списка также может помочь Армении в достижении её собственных целей:

– Ликвидация нищеты
– Ликвидация голода
– Хорошее здоровье и благополучие
– Качественное образование
– Чистая вода и санитария
– Недорогостоящая и чистая энергия
– Достойная работа и экономический рост 
– Индустриализация, инновации и инфраструктура
– Уменьшение неравенства
– Устойчивые города и населённые пункты
– Ответственное потребление и производство
– Борьба с изменением климата
– Сохранение морских экосистем
– Сохранение экосистем суши
– Мир, правосудие и эффективные институты
– Партнёрство в интересах устойчивого развития

Развернуть
Свернуть
Артур Бахтамян
Артур Бахтамян
Тележурналист
Уважаемые авторы, спасибо, что предоставили возможность ознакомиться с вашей содержательной и многоуровневой рукописью. Свои лучшие часы в попытке оторваться от ужаса повторяющихся новогодних мыслей, неопределенных пожеланий всего наилучшего и замкнутого круга одних и тех же блюд я провел в чтении, мысленном диалоге, несогласии с некоторыми мнениями, редактуре, пересмотре и конкретизации собственных мыслей и желаний. Особо хочу отметить грамотный и доступный армянский язык труда.

В целом, эта рукопись – очень важный указатель, маяк, который никогда прежде не имел настолько обоснованных положений. Тысячелетняя армянская цивилизация ограничивалась личными достижениями отдельных лиц – начиная с империи Тиграна и заканчивая армянским капиталом и вашими излюбленными сетевыми торговцами, дело которых не продолжали даже их дети. Мечты ограничивались тем, чтобы стать генералом, министром или придворным той или иной империи. Даже армянская династия на византийском троне была антиармянской, вспомните также высокопоставленных армянских чиновников в СССР. Но сейчас речь не о них, а о путях выхода из этого порочного круга, об уверенных и идеологических действиях и вовлечении новых людей. 

Нужно сказать, что все бытовые помыслы армян сфокусированы на наличии внуков. Зрелые, опытные, прошедшие значительный путь люди самоизолируются, говоря «теперь я посвящаю себя внукам». На самом деле это счастье – обманчивое отступление, победа ограниченного мышления. 

Как сделать ваши подходы боеспособными, скажу в конце, а пока хочу обратить внимание на некоторые упущения, встречающиеся в книге. 

В первой главе, когда проводится сравнение между населением Анатолии и Рима, думаю, под Римом стоит понимать не город, а империю, тем более, что указанный источник имеет в виду именно империю. Там же: среди городов с большими армянскими общинами стоит вместо Стамбула использовать вариант Константинополь, или оба варианта – первый в скобках. 

Среди выдающихся локомотивов технологического взлета Советской Армении не упомянуты Артем Алиханян (Ереванский физический институт) и Виктор Амбарцумян (Бюраканская обсерватория). Это обстоятельство я привожу не просто как факт, а как свидетельство того, что профессия физика тогда была мечтой: даже в отдаленных горных районах страны молодежь видела свое стабильное будущее в этой сфере. На протяжении десятилетий сформировался значительный инженерно-технический потенциал. Сегодня этот потенциал утерян, институты не действуют, а люди в провинции утратили свою мечту. В свое время многие отправлялись учиться в Лазаревскую гимназию в Москве – и мало кто возвращался, а те, кто возвращался, не могли найти себя в имперской провинции. 

В качестве проявления модели выживания армянского народа вы отметили национальную кухню: гаурма, бастурма и так далее. Думаю, это не просто модель выживания, а творческий подход, способность к воспроизведению, созданию чего-то нового из продуктов. На мой взгляд, если к созданию двигателя внутреннего сгорания можно было прийти логически, то вряд ли можно было использовать логику, а не воображение, чтобы из горьких зеленых орехов получить вкусное варенье. Если бы у Колумба на корабле не было партии хамона, вряд ли он смог бы преодолеть Атлантический океан. Монголы во время своих походов сушили под седлами мясо павших на поле боя коней, что позволяло им не останавливать поход, питаться прямо на коне и преодолевать сотни километров. Многие считают, что фактором успеха британского флота были не только легкие современные пушки, но и овсяная каша, входившая в рацион моряков. Вывод: все зависит от целей, которые ставит перед собой нация. 

Как я отмечал вначале, многие рассматриваемые в рукописи идеи противоречат вчерашним и сегодняшним армянским стереотипам, догмам национального образа, нежеланию творить будущее собственными силами и ожиданию помощи от Бога, крёстного или доброго хозяина. Несвободный человек всегда ищет виноватого, начиная от географического положения до неблагоприятной погоды. Тянущийся к образованию, наш народ никогда не отличался лидерскими качествами, успешно выживал в паутинах созданных систем, не имея долгосрочных планов действия.  

Противоположным примером можно назвать генерала Мустафу Кемаля, поднявшегося на обломках развалившейся Османской империи, который представил чёткий план будущей Турции. Мы же удовлетворились подачками Советской империи, называя новые кварталы Еревана топонимами исторической Родины: Арабкир, Зейтун, Мараш, Киликия, Ареш… И как вы думаете, мы приблизились к Родине? На мой взгляд – отдалились. 

Мы не читаем, не анализируем, наша образовательная и вузовская система – жалкая копия европейской, неконкурентная и бесполезная. Следствие – революционное поколение нового тысячелетия (миллениалы), которые пока не могут сформировать своё видение будущего.  

ПРЕДЛОЖЕНИЕ
– Чтобы эта рукопись быстро добилась цели, необходимо на интернет-платформе открыть раздел коротких вопросов-ответов, Q&A.
– Приводятся вопросы, которые звучат в книге. Отвечают эксперты из разных стран, на разных языках (понятно, что ответы должны переводиться). 
– Сделать участниками платформы широкие слои общества. 
– Я готов взять на себя руководство этим начинанием, чтобы мечта снова не привела к очередному разочарованию. 

P. S. В вашей рукописи несколько раз цитируется Костан Зарян, который является одним из немногих армян, известных в мировой литературе XX века. В своей повести «Странник и его путь» он пишет: «Мы ищем Родину, как светлячок ищет огонь, на котором ему предстоит сгореть». 

Думаю, уже не осталось людей, чтобы сгорать. 

Развернуть
Свернуть
Карен Узунян
Карен Узунян
Сооснователь, CSN Caucasus, Тбилиси 
Авторы рукописи уважаемые Нунэ Алекян и Рубен Варданян вынесли на обложку своего труда «мультистрочный» заголовок (некоторые фразы которого написаны в стиле motto), что уже красноречиво свидетельствует о весьма сложной задаче, которую поставили перед собой авторы при написании: 

1. Как Небольшому Народу Стать Глобальной Сетевой Нацией. 
2. Интеграция Разнообразия. 
3. На Перекрёстке Времён, Цивилизаций. Мыслей. 
4. Объединяясь, Созидая – Действуй. 
5. Армения. Прорыв в Будущее. 
6. XXI Век НАШ Век. 

В рукописи, на мой взгляд, помимо целого ряда важных тем, выставлены для обсуждения две главные темы (под моими условными названиями): 

1. Выбор оптимальной Модели для Республики Армения и Диаспор (армянской нации) с учётом долгосрочной перспективы. 
2. Приоритетные Ценности Армянской Нации («разночтения» по поводу того, что есть «Армения Процветающая»). 
 
По сути, посыл рукописи – это вызов для поиска «Сценария» Проекта-Модели-Развития (Республики Армения, Диаспор и всей нации) в долгосрочной перспективе.  
 
Внимательно прочитав рукопись, ясно осознаёшь: в целом, рассматриваемая тема – очень многомерна, многослойна и настолько комплексна (затрагивает многие аспекты и нюансы обыденной жизни многомиллионного народа), что написание «Сценария» для реализации проекта требует невероятного взвешенного и сбалансированного подхода.  
 
Появление на свет этой бесспорно оригинальной и вдумчиво-написанной рукописи не только невероятно полезно и своевременно для нации, но и весьма актуально. Стране и народу, чтобы верно двигаться дальше в политико-экономическом, научно-техническом, культурно-образовательном и военно-прикладном направлении в этом (научно-технологически стремительно развивающемся) глобальном мире важно быть: собранным и креативным, с творческим подходом (интуитивно и логически) нащупывать и осознавать ключевые драйверы в экономике, культуре, науке, медицине, технологии.., которые могли бы стать движущими силами, способными вытащить Армению на качественно новый уровень.  

- Если не знаешь куда плыть, никакой ветер не будет попутным. 
- Пеший всадника обгонит, если знает, куда идти.  
 
Авторам рукописи было предоставлено моё подробное письменное изложение видения по этой теме, которое я озаглавил «Республика Армения и Диаспоры – Практическая рекомендация».  
Смею надеяться, что обсуждаемая рукопись вызовет отклик в умах и душах многих неравнодушных к этой теме. И более профессиональные, креативные и интеллектуальные личности, чем я, внесут свой достойный вклад. Ибо есть целый ряд проблем, которые могут решаться лишь коллегиально.  

Реализация выбранной коллегиально продуманной Модели (с выверенной системной основой) – залог успеха для плодотворной коммуникации и «увеличения радиуса доверия» среди разбросанного по миру армянского народа, для «глобальной сетевой нации» с широкими полномочиями идей инклюзивной деятельности и интеграции разнообразия. 
 
Выражаю свою признательность Нунэ Алекян и Рубену Варданяну за написание весьма содержательной и интересной рукописи – из той категории рукописей, которые (заимствуя фразу из романа М. Булгакова) «не горят». 

Развернуть
Свернуть
Григорий Арзуманян
Григорий Арзуманян
Руководитель Центра «Нанобиофотоника» в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ) в г. Дубна, Московская область, Россия
Прежде всего хотелось бы отметить, что замысел авторов по подготовке настоящего труда вполне удался, и такой манускрипт, на мой взгляд, получит достойную оценку будущих читателей.

Я довольно легко и быстро прочитал рукопись, которую рекомендовал мне академик РАН Юрий Цолакович Оганесян – всемирно известный ученый, именем которого – Oganesson – недавно назван 118-й элемент Периодической таблицы Менделеева.

Скажу несколько слов о самой книге и начну, пожалуй, как мне сегодня представляется, с ключевого момента: книга написана очень своевременно. Если и можно было раньше, то по крайней мере не позже. Такие книги, конечно, очень нужны читателям и в самой Армении, и, что очень важно, в нашей многочисленной диаспоре во всем мире. Я сам периодически бываю в Армении, где родился, вырос, учился и какое-то время жил и работал. Тенденции, которые там сейчас наблюдаются, вызывают определенный оптимизм и надежду на заметное улучшение благосостояния народа в обозримом будущем. Но это очень нелегкий путь. Поэтому такие книги, которые призывают к поиску решений и путей к объединению нации вокруг некого «армянского Иерусалима», конечно, исключительно актуальны для сегодняшней Армении. И в этой связи хочу выразить искреннюю благодарность авторам этого труда Рубену Варданяну и Нунэ Алекян за столь трудоемкую и творческую работу, а также высказать уверенность, что сей труд будет широко востребован обществом. Сетевую структуру и модель хаба, примеры которых мы находим в нашем историческом прошлом (глобальная торговая сеть армян из Новой Джульфы) и которые предлагаются в книге как один из вариантов жизнеустройства в Армении, можно и нужно, на мой взгляд, рассматривать и широко обсуждать. И заголовок, кстати, очень метко подобран – «На перекрестке. Время решений». Верно, ведь обеспокоенность авторов тем, что всё может в дальнейшем развиваться и не столь благоприятно для армянского народа и для суверенной Армении, имеет, к большому сожалению, право на существование. И чтобы этого избежать, надо очень много реального сделать, в том числе и с помощью таких книг. Ведь хорошо известно, что порой своевременно сказанное слово или высказанная идея, нацеленные на благо и процветание общества, могут иметь колоссальную мощь и значение. А еще нам необходимы объединяющие нацию прорывные проекты в области экономики, в социальной и культурной сферах, в научно-инновационной деятельности, в спорте, туризме и др. FAST может стать, одним из эффективных примеров такой деятельности.

Еще хотелось бы отметить, что книга написана очень хорошим языком, к чему я всегда чувствительно отношусь. Поэтому можно только приветствовать многочисленные призывы в книге повысить уровень армянского языка в целом и, в том числе, того, который сегодня можно услышать на улицах Еревана. Есть и пара пожеланий к авторам, возможно, к последующим изданиям их книги: мне не хватило ссылок на армянских авторов (разного периода времени, включая советский), в том числе и на армянском языке. Мне представляется, что это обогатило и дополнило бы манускрипт. Возможно, в преамбуле книги можно было бы вкратце отразить и более древнюю историю Армении, начиная со времен Урарту, а не начинать с эпохи принятия христианства. Ведь последнее, в свою очередь, опиралось на богатое прошлое и глубокие корни одного из древнейших народов мира, и, скорее всего, все это и предопределило впоследствии это важнейшее событие в истории армянского народа.

Книга, безусловно, должна быть опубликована и, желательно, не только на русском, но и прежде всего на армянском, а также английском и французском языках.

Развернуть
Свернуть
Сона Арутюнян
Сона Арутюнян
Профессор, университет Ка-Фоскари, Венеция
Работа Рубена Варданяна и Нунэ Алекян «На перекрёстке» направлена на развитие дискуссии между армянами и неармянами в интересах будущего Армении и инициирование обсуждения, которое заставляет задуматься.

Просматривая отзывы о рукописи, написанные экспертами – политологами и международниками, я, не будучи специалистом в этих областях, искренне удивилась, обнаружив, что некоторые критикуют авторов за отсутствие конечных ответов. С моей точки зрения, в этом и заключается реальная ценность работы «На перекрестке»: авторы скорее ищут, чем навязывают решения.

Я считаю, что не существует единственно верного видения будущего Армении или одного решения всех её проблем. Могут быть параллельные или многоуровневые взгляды и, следовательно, параллельные или многоуровневые решения. Прежде всего нам нужно символически дистанцироваться от наших глубоко укоренённых стереотипов и проблем, чтобы увеличить широту обзора, и пересмотреть эти стереотипы, пропустив интроспективный взгляд сквозь глобальную призму положительной практики других стран мира, в которых мы живём, прийти к общему пониманию и решениям и получить возможность рассуждать о долгосрочных результатах. В рамках этого процесса поиска решений нам необходимо осознавать, каков наш пункт назначения, как справедливо замечают г-н Варданян и г-жа Алекян, цитируя Кэрролла и Сенеку в эпиграфе последней главы.

Я хотела бы кратко проанализировать следующую формулировку авторов: «В настоящее время мы сознаем себя не столько потомками древнего народа, давшего миру очень много, сколько нацией-жертвой – а значит, сами выносим себе исторический приговор. У нации-жертвы не может быть позитивной повестки развития, представляющей интерес для остального мира; она способна делиться с другими лишь своей болью». Здесь можно выделить (как минимум) четыре идеи: a. Мы не видим в себе древнюю цивилизацию; b. Мы видим себя жертвами; с. Мы способны лишь делиться своей болью с другими; d. Мы не можем разработать содержательную повестку развития.

Пункт (а) является спорным: наблюдение отчасти верно применительно к армянской среде и отнюдь не верно, если вести речь об армянах среди неармян. В последнем случае мы склонны подчёркивать (каждый из нас в меру своих познаний), что мы древняя культура, Ереван старше Рима, мы первая христианская нация и т. д. Пункты (b) и (c) тесно связаны с травмирующими событиями начала и конца XX века. Я имею в виду Геноцид армян, эту открытую, не всеми признанную рану, а также Сумгаитские погромы. Следовательно, рассказывая о своих травмах, психологически мы стремимся увеличить армию сочувствующих нам, чтобы они были «на нашей стороне», а не «на их (турецкой/азербайджанской) стороне». Наконец, как это ни печально, я вынуждена согласиться с пунктом (d).

Одним из приоритетов нашей национальной повестки, конечно же, является надлежащий уровень образования. Однако одного образования в «четырёх стенах классной комнаты» уже недостаточно. Во время обучения важно обеспечивать мобильность молодого поколения. Это реальная проблема. Те из нас, кто связан с академической системой по всему миру, могут принести Армении двойную пользу: делиться знаниями в качестве гостевых преподавателей в Армении и содействовать повышению мобильности студентов путём подписания программ обмена между армянскими и зарубежными образовательными учреждениями. Одним из лучших за последние годы примеров сотрудничества является система Международной краткосрочной мобильности Erasmus+ (Erasmus+ International Credit Mobility). Правда, её координаторы проходят трудоёмкую процедуру оформления документации, которая обычно занимает по крайней мере год подготовки. Но программы такого рода способствуют мобильности армянских студентов за счёт стипендий в европейских университетах. Так, с 2015 года в университете Ка-Фоскари в Венеции осуществляется крайне успешная программа обмена с Ереванским государственным университетом. Мы уже приняли в Венеции 22 студента на семестр и четырёх профессоров из Армении.
На пути поиска решений авторы разделяют две стороны: Армению и диаспору. На мой взгляд, не вдаваясь в определение диаспоры – о ней и так написано достаточно, – мы должны различать в армянской диаспоре как минимум две макрогруппы: постгеноцидную и постсоветскую. При осуществлении национальной повестки постсоветская армянская диаспора может сыграть решающую роль медиатора, поскольку она занимает промежуточное положение между Республикой Армения и постгеноцидной диаспорой. Эта макрогруппа происходит с территории современной Армении и до сих пор тесно связана с ней. С другой стороны, она переместилась и оказалась внутри постгеноцидной макрогруппы и пытается найти своё место в ней. Недавно сформированная армянская диаспора состоит из эмигрантов первого или второго поколения и находится в положении, которое можно сравнить с тем, что индийско-американский философ Хоми Бхабха определяет как третье пространство, место, расположенное где-то между домом и принимающими странами; пространство, в котором вы живете, начинаете контактировать с новой культурой и понимать её, но где ваше культурное разнообразие ещё не подавлено местной культурой и традициями.

С языковой точки зрения рукопись «На перекрёстке» написана в доступной форме. Если задачей авторов было быть понятыми в том числе широкой аудиторией, они в этом преуспели. В случае опубликования армянский текст нуждается в некоторых стилистических доработках, и видны некоторые несоответствия между армянским и английским текстами.

Чтобы закончить на оптимистичной ноте, хотела бы вспомнить об Императорских форумах в Риме, где можно увидеть карты Римской империи (II век) времён императора Траяна. В отличие от соседей, присутствующих на той карте (таких как Ассирия, Каппадокия и т. д.), единственная страна, которая сегодня существует в мире под тем же именем и является независимой – это Армения. Это обязывает и одновременно вселяет уверенность на пути вперёд.

Развернуть
Свернуть
Арутюн Марутян
Арутюн Марутян
Этнограф, доктор исторических наук, директор фонда «Музей-институт Геноцида армян», главный научный сотрудник Института археологии и этнографии Национальной академии наук Армении
Авторами проделана огромная работа, приложены усилия для постижения и переоценки прошлого и настоящего армян. Убеждён, что для ясного понимания нашего настоящего полезно провести глубокий анализ многовековой истории армян и Армении. 

В своё время г-н Варданян и его коллеги выступили с программой «Армения-2020». Лично я впервые услышал положения программы на одном из форумов «Армения – диаспора», если не ошибаюсь. Было бы желательно при составлении нового анализа обратиться к предыдущему, изучить причины, приведшие к его реализации или не реализации, принять к сведению сделанные выводы. Насколько приведённые в подобных анализах предложения становятся векторными, насколько прочна их связь с действительностью? Да, на страницах рукописи в некоторой степени говорится об этом, однако ответы на поставленные нами выше вопросы не даются. 

Ниже попробую предложить свои оценки некоторых мыслей и формулировок, которые наиболее близки моей специальности. 

К странице 58 (в русской версии). Не только армянский, но и многие другие народы и государства мира выступают как «объект геополитических игр великих держав». Такова объективная реальность. Не стоит воспринимать такое положение в ключе страшной трагедии – это реалия нашего времени для очень многих, в том числе и для армян. 

Да, восприятие себя как жертвы Геноцида среди армян существует, однако это восприятие претерпело коренные изменения за последние сто лет. Так происходит со всеми народами: память не статична и постоянно меняется. То же самое происходит и с еврейским народом. В нашем случае изменения происходят сравнительно медленно, но происходят. Инструменты для ускорения этого процесса известны, но требуется на государственном уровне осознать необходимость их применения, важно действовать в этом направлении. Причём нужно различать уровень восприятия себя как «жертвы Геноцида» и соответствующие проявления у людей в Армении и вне её, в том числе в разных общинах диаспоры. 

Я не согласен с утверждением, что «нам нечего предложить и нечем поделиться, кроме своей боли». Нам есть, что предложить, и мы уже делимся многим. Процесс идёт, пусть и не всегда направленный. Мы можем предлагать иностранным делегациям посещать не только Цицернакаберд, но и Сардарапатский мемориальный комплекс или музей воинской славы «Мать Армения» (конечно, нужно пересмотреть его экспозицию) и парк Победы. 

Я не согласен и с формулировкой: «Воспринимая себя как жертву, мы выпустили судьбу нации из собственных рук и позволили решать её другим». Пережившие Геноцид народы в разное время и разными способами стараются использовать этот факт, чтобы добиться нужных им политических, экономических и цивилизационных решений. И это однозначно здравый подход. Другое дело, насколько успешно и в какой форме это делает Армения. Здесь достаточно много вопросов требуют обсуждения, причём обсуждения с экспертами. 

К странице 60: «[После 1991 г.] впервые в своей истории мы стали жить в мононациональной стране. Армяне всегда были частью больших империй, и, как уже сказано, даже во времена Тиграна Великого составляли лишь часть населения Великой Армении». 

Во фразе я вижу сразу несколько неточностей. На протяжении порядка 1200 лет из последних 2500 у армян было несколько своих государственных формирований: Ервандиды, Арташесиды, Аршакиды, Багратиды, Рубениды, Хетумиды, Первая и Третья республики. Были полунезависимые власти и территории. Я бы скорее утверждал обратное: каждый раз при малейшей возможности армяне создавали своё государство или властные структуры. Я считаю, что армяне – склонный к созданию государственности народ. Во всяком случае, они точно не «всегда были частью больших империй».

Что касается этнического состава, то важно определиться со значением термина «мононациональный». Если понимать его, как в Японии, где живут 99% японцев – это одно, если же речь идёт о 85-90% – то совсем другое. Я бы предложил авторам внимательнее изучить «Армянский национальный атлас». Важно также понять причины ситуации, а не просто фиксировать её в разные эпохи. Кстати, современные европейские или американские страны, кажется, не считают отсутствие мононациональности трагедией. 

Да, во времена Тиграна Великого империя не была мононациональной, и это характерно для любой империи. Однако согласно свидетельствам Страбона Великая Армения была вполне мононациональной. 

«Как расстаться с ролью нации-жертвы? Как сблизить постсоветских армян и представителей разобщённых, постепенно ассимилирующихся диаспор?». На эти вопросы я также пытался дать ответы и предложил несколько решений. Я советую авторам опираться на работы армянских авторов – из Армении и из-за рубежа. 

К странице 61: «Мы прошли через несколько стадий осознания Геноцида и перемен в отношении к этой трагедии. Сейчас, спустя сто лет, мы понимаем, что из памяти о ней, остающейся важнейшим связующим элементом Армянского мира, мы не можем черпать силы и энергию, которые обеспечат объединение фрагментированной нации и её процветание в XXI веке».

Я совершенно не разделяю это мнение. Наоборот, я считаю, что «для любой этнической или национальной единицы память о прошлом, полном испытаний, является не грузом, который можно при необходимости стряхнуть, а богатством, которое нужно уметь использовать как следует». (Марутян А. «Иконография армянской идентичности. Том 1: Память о Геноциде и Карабахское движение». Ереван: «Гитутюн», 2009. С. 16, на арм. и англ. яз.). Так же считают прекрасно известные авторам евреи – или, по крайней мере, большинство из них, – как в Израиле, так и за его пределами. Просто нужно суметь увидеть существующую в памяти о Геноциде живительную силу, особенно гуманистические ценности, поднять их, сдуть с них столетнюю пыль, придать блеск – и представить народу в новом, свежем оформлении. Я, во всяком случае, думаю в этом направлении и стараюсь предпринимать действия по мере своих сил. 

Вставка в текст под заглавием «Эволюция отношения к Геноциду», начинающаяся на той же странице, содержит преувеличенную оценку масштабов операции по уничтожению ответственных за Геноцид лиц. Изначально в рамках операции «Немезис» предполагалось уничтожить 41 преступника (был и другой список – ещё больше). Однако позднее операция была осуществлена только в отношении девятерых (убийства Джемаля и Энвера не входят в «Немезис»). 

К странице 64: «Молодёжь хочет чувствовать себя не жертвой, а нацией-победителем, имеющей за плечами героическое прошлое». Согласен, и давно опубликованы мои предложения по поводу того, как добиться этого.

К странице 103, о роли армянского языка. У меня также есть публикации с конкретными предложениями по затрагиваемым вопросам. 

К страницам 171–175, о проекте «Аврора». Думаю, помимо положительных импульсов есть здесь и другая сторона. Я имею в виду, что «Аврора» нацелена исключительно на внешний мир. При взгляде со стороны может создаться впечатление, что бедных и несчастных армян спасали одни лишь иностранцы, а сами армяне были настолько беззащитны, что не смогли предпринять ничего, чтобы спастись. Однако это отнюдь не так. Армян в первую очередь спасали армяне. И необходимо сто лет спустя помнить об этом, ценить это и благодарить армянские семьи, армянских женщин, армянских сирот, армянских филантропов, сотрудников приютов, армянские школы, армянских учителей, исследователей Геноцида, архивы, издания, которые освещали Геноцид, журналистов, фотографов, писателей, кинематографистов, рядовых солдат, добровольческие отряды, отряды самообороны и т. д. Именно такие действия могут укрепить достоинство, гордость, солидарность и уверенность армян в собственном будущем. Однако осознания этого нет.

Развернуть
Свернуть
Асмик Манукян 
Асмик Манукян 
Начальник управления пан-армянских программ, офис главного уполномоченного по делам диаспоры аппарата Премьер-министра Республики Армения 
Авторы попытались перенести на уровень общественных дебатов жизненно важные вопросы, касающиеся будущего Армении и армян.

Иными словами, они создали общественный дискурс по следующим вопросам:  

- Как сегодня определить национальную принадлежность, из каких элементов она состоит? 

- Существует ли понятие «армянский мир», и если да, то какой смысл нужно в него вкладывать?  

- Что из себя представляет «сетевая нация» в XXI веке? (предложенная авторами форма существования армянства) 

- Как превратить Армению в центр интересов «глобальной» нации?  

- Как превратить Армению в процветающую страну? 

- Каким мы хотим видеть место Армении и армянской нации в современном мире?  

Только один факт создания общественного дискурса на эту тему заслуживает всяческих похвал.  

С этой точки зрения содержание книги я условно делю на две части: идеи, которые представляют собой однозначно приемлемые хрестоматийные истины (но, к сожалению, не являющиеся до сих пор поведенческим патерном армянина), и спорные, неоднозначные утверждения.  

Если вообще существует понятие «армянское коллективное мышление», то создание предложенного дискурса и вовлечение в него как можно большего количества людей поможет задать направление развития такого мышления и будет содействовать претворению идей в жизнь.  

Этот процесс также создает желанный опыт формирования гражданского общества и гражданской инициативы по оказанию влияния на решения государственных деятелей. 
И если «истина рождается в спорах», то в результате публичных дебатов по поводу книги также могут появиться истины, касающиеся всех армян. 

Развернуть
Свернуть
Владимир Шахиджанян
Владимир Шахиджанян
Психолог, журналист, педагог, генеральный директор компании «ЭргоСоло» 
Книга получилась. Она умная, деловая, точная, с огромным фактологическим материалом. Иногда, правда, кажется, что читаешь докторскую диссертацию, но блистательную диссертацию. 

Не понравился мне заголовок «На перекрёстке. Время решений» (один из ранних вариантов – прим. ред.). В книге много говорится о перекрёстке, и тема эта продолжается во всей рукописи. Но есть у людей устоявшиеся ассоциации: перекрёсток – это ГАИ, города, машины, светофоры. Скорее, перепутье. Любое время – время решений. Вы, авторы, как я понимаю, имели в виду время свершений, время дела. 
Смысл книги – правильно использовать шанс, который даёт жизнь. Человек – это возможность, в подтексте я это читал. И Армении выпадает возможность стать самостоятельным государством. Как этим распорядиться и как этим воспользоваться. Мне и в заголовке хотелось что-то подобное: возможность, шанс, свершения, время свершений и т. д. 

После прочтения книги, перевернув последнюю страничку, думаешь: «А может быть, это книга будущего президента и будущей руководительницы Совета министров? Может быть, именно Рубен Варданян и Нунэ Алекян способны вывести Армению в передовые страны?» 

Ассоциация… Наверное, она не к месту, но выплыла, ничего не могу с собой поделать. Меня бесят слова «если ты такой умный, то почему такой бедный». Я знаю огромное количество бедных людей, но очень умных и образованных. Про классику я не говорю: бедным был Моцарт, нищим Достоевский, страдал от безденежья Пушкин, не было денег у Параджанова, искал деньги на еду Леонид Енгибаров, и этот список я могу продолжить до бесконечности. Это относится ведь не только к людям, но нередко и к странам. Не всегда богатая страна – лучшая страна, где заботятся о человеке и развивают человека. 

Когда читал о Сингапуре, почему-то подумал о смысле жизни. Многие армяне видели смысл жизни в улучшении себя и тех, кто рядом с ними. Не только речь идёт о деньгах, о хорошем быте, а об улучшении себя, о нравственном улучшении. 

Развернуть
Свернуть
Борис Восканов
Борис Восканов
Заместитель главного архитектора, Acronis 
Чем приятно удивила книга при прочтении, так это своей системностью: повествование двигается от исторических предпосылок к возможным путям развития.

Несколько раз во время прочтения ловил себя на мысли: «Подождите-подождите, а как же?..» – и буквально на следующих страницах находил упоминание или ответ. Так было с вопросами про сингулярность, развитие медицинского направления, культурное принятие людей других взглядов и многими другими. 
 
Удивляет, насколько детально авторы описывают отношение и мысли нескольких поколений жителей Армении и диаспоральных армян. Речь и про ассоциацию себя с диаспорой, и про трудности самоидентификации, про «принадлежность двум странам» и про многое другое. 
 
После прочтения в уме формируется прекрасный образ Армении будущего, к которому страна постепенно движется. Есть множество начинаний, которым уже несколько лет, и складывается стойкое впечатление, что это не теория, – многое сделано. Но как можно проконтролировать, что в своих планах мы не оторвались от реальности? С измеряемыми или финансовыми показателями сделать это просто, но ведь значительная часть планов требует культурных изменений. Как убедиться, что после школы TUMO или обучения в колледже в Дилижане ребенок не вернется домой и не примерит на себя привычную модель поведения? 
 
В одной из глав авторы мельком упоминают вопрос технологической сингулярности. Но ведь если согласиться, что технологическая сингулярность может наступить в ближайшие 50–100 лет, то это должно полностью перевернуть «игру». Это тот самый «черный лебедь», который полностью изменит принципы существования человека как вида, изменит культуру. Может прозвучать провокационно, но не окажутся ли в этом контексте очень частными вопросы самоидентификации, развития и пути одного народа? 

Развернуть
Свернуть
Тигран Хзмалян 
Тигран Хзмалян 
Сопредседатель, Европейская партия Армении 
Армянская ловушка 
(Несколько наблюдений по поводу книги «На перекрёстке») 
Предмет исследования, а также формат обсуждения привёл к ряду выводов, которыми хотелось бы поделиться с авторами и читателями.

Начну с последних. Одной из древнейших проблем литературы – всё равно, религиозной ли, исторической, научной или развлекательной – является выбор читателя: последователя, исследователя или заказчика. Особенность комментируемого текста в том, что он в лице своих авторов (а в их число, в силу открытости формата, включаются и читатели, и комментаторы) одновременно является и материалом, и потенциальным создателем дискурса, и заказчиком, и искомым исполнителем поставленной задачи. При этом необходимо проявить интеллектуальное мужество для преодоления ложной политкорректности и прямо назвать целевую аудиторию данного текста – это армянская национальная элита: нечто, существующее пока лишь по кантовскому определению как «вещь в себе», которой предназначено, необходимо и все ещё предстоит стать «вещью для других», то есть исполнить своё предназначение и стать собою. Повторю наблюдение, высказанное при обсуждении текста 6 июля 2019 года в Матенадаране: представляется совершенно закономерным, что оба основателя данного проекта Рубен Варданян и Нубар Афеян являются видными представителями иностранных элит (причём именно из двух сверхдержав – России и США), которые приняли экзистенциальное решение трансформироваться в носителей и генераторов новой и подлинной армянской элиты. В данном контексте излишне напоминать, что возглавлявшие Армению в последние четверть века (как и в предыдущие три четверти) политические, экономические, военные и интеллектуальные деятели национальной элитой по большей мере не являлись, более того – они предпринимали значительные усилия для деформации и ликвидации механизмов позитивного общественного отбора подлинной национальной элиты. (Позволю себе в скобках привести собственное неакадемическое определение описываемого социального института как группы людей, чьи личные интересы и амбиции совпадают с государственными, а не подменяют их, как это произошло в Армении). 

Причина столь прискорбного явления также не является государственной тайной – она в том, что властная прослойка была и в большой степени все ещё остаётся продуктом и носителем идеологии колониальной зависимости Армении от России в её царской, советской или нынешней инкарнации. Соответственно, враждебность и нетерпимость этой старой «колониальной элиты» к проявлениям и нуждам подлинно национальной идеологии (политическим, военным, экономическим, языковым) и её естественного носителя – армянской государственности – была и остаётся неизбежным следствием её пассивного конформизма, активного коллаборационизма, а также сопутствующего им инстинкта самозащиты и механизма самосохранения за счёт уничтожения и/или вытеснения истинной национальной элиты. Понятно, что возникновению последней в наибольшей степени способствуют военно-политические кризисы метрополии – неслучайно обе попытки восстановления армянской независимой государственности в 1917 и 1991 гг. были следствием распада сначала Российской империи, потом СССР. Нет никаких оснований сомневаться, что и третья попытка воссоздания суверенной Армении будет связана с нынешним ослаблением и международной изоляцией путинской России. Поэтому особенно важны и ценны усилия отдельных представителей национальной элиты (тем более, что они подчёркивают свой статус не ABB, Armenian by birth – «армянин по рождению», a ABC, Armenian by choice – «армянин по выбору») выработать национальную программу спасения, найти пути развития и сохранения государственности страны заранее, до наступления критической ситуации распада, как это происходило в предыдущих случаях.  

И здесь, после вынужденных отступлений, перейдём к тезису «армянской ловушки», от которой хотелось бы предостеречь уважаемых коллег и единомышленников. В данном контексте мы называем столь неблагозвучным термином периодически повторяющееся в нашей истории взаимное отчуждение нации от её элиты и трудности их консолидации, что не является, конечно, исключительно армянским явлением, однако в нашем случае носит крайне драматичный характер с трагическими последствиями. Попробуем обьяснить своё видение причин этого явления. Как это нередко бывает, недостатки оказываются продолжением достоинств, доведённых до крайности. Так, признанными характеристиками армянского этноса искони была его высокая адаптивность к окружающей социально-политической среде и склонность к модернизации – культурно-экономическим инновационным реформам. 

В своих крайних проявлениях эти особенности, как известно, оборачивались массовой ассимиляцией в чужой среде и высокой степенью внутреннего расслоения армянского общества по имущественным, конфессиональным, партийным и другим различиям. В принципе, и это отнюдь не является «армянским эксклюзивом», но если сравнить наш случай с исторически и географически близкими и знакомыми примерами: евреями и грузинами, то именно кризис национальной элиты может объяснить тот феномен, который мы условно назвали «армянской ловушкой». Подобно евреям и в отличие от грузин, армяне сравнительно рано вышли из феодализма и, путём опережающей урбанизации значительной части этноса, перешли к буржуазному этапу национального существования в условиях утраты собственной государственности. При этом армянами были достигнуты выдающиеся успехи в адаптационном развитии национальных диаспор и укоренении торгово-ремесленных общин и промышленно-финансового капитала в Константинополе и Москве, Тифлисе и Баку, Калькутте и Джульфе, Тавризе и Исфахане. «Ловушка» была поставлена в Средние века и захлопнулась в начале ХХ века, в период глобального кризиса и распада империй, мировой войны и геноцида. Почему же адаптивные достоинства и крупные экономические успехи армянских общин и отдельных индивидов не были защищены и не сопровождались политическими и социальными механизмами самосохранения нации в среде, неожиданно ставшей враждебной? Ответ суров и прост: причина в слабости или отсутствии единственного действенного орудия самозащиты – армянской национальной элиты, которая либо переходила на сторону метрополии и завоевателей, либо не находила в себе сил для организации сопротивления. В обоих случаях мы имеем дело с трагическим несоответствием политической, экономической, военной, религиозной, интеллектуальной элиты её социальному предназначению и духовной миссии – быть лидером, ориентиром, критерием и защитником нации в условиях кризисов и катастроф. 

Вновь обратимся к сравнению с грузинским и еврейским опытом, ибо на их примерах можно проследить становление двух успешных моделей создания и функционирования национальных элит. Наши соседи с севера использовали неожиданно возникшее преимущество наличия сохранившейся провинциальной квазиаристократии – казавшийся анахроничным пережитком феодализма институт собственности мелких землевладельцев – удельных князей и сельских помещиков. В возникшем вакууме распада Российской империи именно эта прослойка образованных аристократов с ярко выраженной сословной психологией и чувством наследственной преемственности стала основой воссоздания грузинской государственности. В менее опереточной форме тот же механизм ответственности элиты за судьбу страны включился и в конце ХХ века, при распаде СССР. Укоренённость грузинской элиты на своей земле, нередко подкреплённая и признаваемым правом собственности, продолжает быть важным антикризисным потенциалом и на нынешнем этапе развития Грузии. 

Совершенно иным представляется механизм существования еврейской элиты вплоть до создания государства Израиль и даже сейчас. Вероятно, главной движущей силой этого процесса следует признать социальный институт раввината. Гибкая сетевая структура духовных авторитетов нации, объединённая мощной традицией конфессиональной обособленности, ощущением избранности и мессианской направленностью создала совершенно уникальную структуру национальной элиты, пронизывающей абсолютно все слои еврейского общества: финансово-промышленную, научно-литературную, ремесленные и сельскохозяйственные общины. Раввины имели доступ и влияние практически на все сословные круги еврейства и благодаря этой внутриэтнической солидарности, а также в силу катастрофического опыта Холокоста, отрезавшего все прочие возможности выживания, после Второй Мировой войны именно национальная элита, мобилизованная религиозными учителями-раввинами, стала сильнейшей стороной и гарантом существования государства Израиль. 

Итак, в случае Грузии мы видим пример воссоздания государственности усилиями и авторитетом элиты, формализованной отчасти в виде анахронического феодального сословия. Примечательный опыт, знакомый миру на примере послевоенной Японии. 

В случае Израиля мы находим другой образец создания государства по проекту национальной элиты, актуализированной духовным авторитетом раввинов и народным энтузиазмом. 

Во всех перечисленных примерах элита начинала с принципиального отказа от преимуществ и льгот комфортного конформизма бывших метрополий ради политической независимости национального государства. Именно личный пример и общественное служение лидеров делали элиту моральным авторитетом и образцом для нации. Однако во всех случаях элиты создавались путём перехода духовных, военных, интеллектуальных или экономических лидеров общества в поле политического сопротивления колониальной метрополии. Именно этот необходимый и неизбежный выбор должна сделать сейчас армянская элита, обязанная выйти из привычной матрицы старых имперских соблазнов и привилегий и пройти сквозь пустыню тревог и угроз к обетованной земле национальной независимости. Этот путь показали авторы книги и проекта, выдающиеся представители российской и американской деловых элит Нунэ Алекян, Рубен Варданян и Нубар Афеян. Остаётся, чтоб и сами они и их сторонники в деловых, политических и интеллектуальных элитах прошли этим намеченным путём. Другого пути нет, всё прочее – лукавство, ложь или иллюзии, которые мы назвали «армянской ловушкой».  

В случае Армении выход – это путь разрыва с имперской Россией, выход из евразийских военно-экономических пут и вхождение в систему европейской безопасности и экономику интеграции, в ЕС и НАТО. Европейская партия Армении – наше политическое предложение для национальной элиты, выбор пути в семью цивилизованных стран. Пути Армении в Европу. Выбор Армении, стоящей сейчас на перекрёстке или перепутье – именно так, двояко можно перевести название этой книги. 

Развернуть
Свернуть
Ингрид Хамм 
Ингрид Хамм 
Кандидат политических наук, глава Ingrid Hamm Consultants, Германия 
Позвольте поделиться некоторыми мыслями, которые развились у меня при знакомстве с рукописью «На перекрёстке». Я внимательно прочитала главы 3–5, чтобы глубоко понять авторскую концепцию развития Армении, и вкратце ознакомилась с содержанием первых двух глав. Действительно узнала о многом и хочу поблагодарить авторов за их скрупулёзный анализ и по-настоящему продуманный и многообещающий план будущего для армян. 

Мне особенно понравилась идея превращения Армении в хаб, а армян в глобальную сетевую нацию. Крайне познавательно описание моделей подобного развития в Сингапуре, Южной Корее, а в некоторых аспектах, касающихся преследований и современной диаспоры, также в Израиле. 

В той части текста, где разбираются обстоятельства, обусловленные ситуацией в Армении, её историей и характеристиками народа, приводятся продуктивные сценарии и «дорожные карты», которые затем рассматриваются с точки зрения соответствия современным мировым тенденциям глобальных изменений. Такой целостный подход уникален, и я хотела бы, чтобы другие авторы поступали так же, как авторы «На перекрёстке», в рассуждениях о своих странах и народах – руководствуясь столь же тщательной аналитической методикой и видением путей достижения лучшего будущего. 

Я хотела бы особо отметить идею талантизма в качестве капитала будущего и концепцию инклюзивной экосистемы в развитии экономики и нации в целом, которые описываются в рукописи. Однако важно учитывать, что инвестиции, а не только лишь изменения в способе поддержания системы, ведут к развитию. При этом следует помнить, что устойчивое инновационное инвестирование затратно по времени. 

Авторы видят опору в диаспоре как движущей силе развития Армении, диаспора же является и основной целевой группой для обсуждения рукописи. Я надеюсь, что эта книга станет краеугольным камнем дискуссии в мировом масштабе между армянами разных стран о том, почему и каким образом они могут способствовать развитию своей нации. Развитие, несомненно, должно возглавляться частным сектором, в поддержку которого привлекаются политические партнёры по мере необходимости, а точнее, когда инновации и творчество будут требоваться больше всего. 

Вместе с тем, помимо дискуссии в интересах своей основной целевой группы «На перекрёстке» может стать ценнейшим документом при обсуждении развития глобализированного мира в целом, где города берут на себя роль национальных правительств и где мы все должны действовать глобально и локально одновременно. 

Я искренне восхищаюсь этой рукописью. Тем не менее, есть две темы, которые авторам, на мой взгляд, стоило бы осветить дополнительно, добавив в свою целостную картину будущего. Одна – это вопрос о том, как именно добиться и поддерживать необходимый уровень политической воли: все вышеупомянутые модели (Сингапур, Южная Корея и Израиль) созданы и возглавлялись лидерами с реальной политической волей. Другой аспект – это мир. В конце концов, любой нации для процветания нужен мир. Даже лидеры обеих Корей думают о примирении, а Сингапур сумел поладить с Малайзией (ситуация в Израиле, конечно, иная). На мой взгляд, устойчивый мир в Армении – обязательное условие превращения этой страны в хаб. 

Развернуть
Свернуть
Гайк Котанджян 
Гайк Котанджян 
Профессор, доктор политических наук, генерал-лейтенант в отставке, основатель Национального оборонно-исследовательского университета Министерства обороны Армении, действительный член Академии военных наук России, почетный президент Ассоциации политической науки Армении 
Я с большим интересом прочел и даже перечитал начальные главы рукописи, излагающие взгляды авторов на динамику жизнедеятельности армянства до конца XIX и в XX веке. На мой взгляд, исключительно ценно будет донести эту информацию до молодого поколения и Армении, и диаспоры, стоящего перед вызовами глобализации и возможностями сохранения национальной идентичности.

Преимуществом текста является то, что он, несмотря на рассмотрение далекого и относительно близкого прошлого, не страдает нарративностью – преобладает попытка осмысления подступов к современным проблемам армянства посредством междисциплинарности и системности. 
 
В третьей главе авторы сумели убедительно обосновать реальность угроз, действительно стоящих перед армянским народом: депопуляция Армении; потеря национальной государственности; исчезновение нашего народа в результате ассимиляции.  
 
Причиной всему этому представлена экстрактивность модели устройства власти и отсутствие программ по продвижению инклюзивно-институционального переустройства государства и общества в целом, базирующегося на системном распространении реальной демократии. Исключительно важны положения о том, что при пролонгации экстрактивности институтов власти под любыми знаменами страна останется объектом международной политики, лишенным оснований для взаиморазвития национального государства и диаспоры.  
 
Лучшим примером, на мой взгляд, здесь служит эффективная динамическая система взаиморазвития государства Израиль на земле Сиона и диаспоры в масштабе мирового еврейства, о которых я могу судить по результатам моих шести командировок в Израиль. В этой связи важно учитывать специфику устройства кнессета Израиля как скрупулезно модифицированной модели главного плода британской Славной революции – парламента, – тщательно адаптированную к стратегическим интересам инклюзивного развития и безопасности государства Израиль и общества в целом. 
 
Хорошей подкрепляющей иллюстрацией неэффективности смены власти при сохранении экстрактивной природы ее модели служит шварцевский сюжет о герое, преобразившемся в дракона, которого он победил. Мудрость притчи и принципиальная важность вашего заключения – в победе дракона в себе. 
 
На мой взгляд, целесообразно в тексте обратиться к реальной оценке программной нацеленности заявленного транзита власти в Армении с точки зрения гарантированности преодоления воспроизводства экстрактивности власти и исключения манипулятивного использования сетевой мобилизации народных масс для навязывания им модифицированной экстрактивности новых властей. 
 
Подытоживая, скажу, что это замечательный труд, ориентирующий лучших сынов и дочерей армянства на профессионально ответственное осмысление будущего нашего народа с уточнением стратегии инклюзивного управления армянскими государством и обществом, разработки программно-целевых якорных проектов, сплачивающих армянский народ во всем его диаспорально-субэтническом, геостратическом и экономико-сетевом разнообразии для прорывного развития и безопасности в условиях жестоких вызовов и замечательных возможностей, предоставляемых современностью нашему национальнoму государству и диаспоре. 

Развернуть
Свернуть
Рубен Арутюнян
Рубен Арутюнян
CEO, Henderson-Россия
Множество армян по всему миру волнует будущее Армении и то, чтобы в обозримом будущем она как страна стала фактором на международной арене, а живущие в ней люди стали жить в справедливом и процветающем обществе с понятными и одинаковыми для всех правилами игры.

Уверен, что выход книги «На перекрёстке» может помочь привлечь внимание армян в разных странах к вопросам поиска путей будущего обустройства и развития Армении, её взаимодействия с Диаспорой и другими странами.

Поскольку книга выходит в печать уже после смены власти, имеет смысл добавить главу или короткое предисловие или послесловие, где выразить свои ожидания от новой власти (без каких-либо оценок).

В книге нет прямых отсылок к важности создания механизма обратной связи между гражданами страны и первым лицом государства (партией власти), с обязательством для первого лица отвечать на любые запросы граждан в письменной форме в разумные сроки (так, во Франции они составляют от одной до четырёх недель в зависимости от сложности и важности обращения). Думаю, это давало бы возможность в режиме реального времени держать руку на пульсе жителей страны: понимать, что их больше всего волнует, а самое главное, оперативно предлагать решения проблем строго в соответствии с законами и механизмами Республики Армения – а значит, совершенствовать систему госуправления там, где она даёт сбои. Естественно, речь идёт не об анонимной обратной связи, а об открытых и прозрачных коммуникациях.

Израиль в рукописи описывается как метрополия, но при этом страна создаёт много инновационных продуктов для всего мира. Предлагаю немного больше раскрыть путь создания и развития современного Израиля: что именно привело к тому, что страна так быстро и эффективно развивалась, учитывая, что она, как и Армения, находится в не самом дружелюбном окружении, а также то, что в начале 90-х у нас с Израилем была похожая демографическая ситуация.

Предлагаю по возможности больше написать о моделях развития наших соседей Грузии и Азербайджана, которые на протяжении семидесяти лет жили с нами в одной стране. Что у них получилось хорошо, что не удалось, по какому пути они развиваются?

Вопрос создания новой эффективной и вызывающей доверие системы контроля стандартов качества воды и продуктов питания критически важен для будущего страны, всех граждан и не менее важен для туристов, прибывающих в страну. Возможно, лучший для этого способ – сделать систему прозрачной и открытой. Это, разумеется, потребует значительных инвестиций и качественного управления, и лучшим решением могло бы быть создание компании в форме государственно-частного партнёрства. Так при наличии высококачественной воды и продуктов питания в сочетании с благоприятными природными условиями и правильной коммуникационной стратегией Армения сможет стать одним из мировых лидеров в области экотуризма.

В работе упоминается невысокая производительность в нашем сельском хозяйстве. Однако есть серьёзные исследования, основанные на статистике, которые указывают, что на один гектар в Армении мы вырабатываем больше, чем в Грузии, Азербайджане и даже России. Этот момент следует уточнить.

В рукописи есть такой тезис: «Базис коррупции размывается, если совершенствовать законодательство и законодательную базу, регулирующие функционирование государственного аппарата, повышать его прозрачность и поместить взаимодействие между государственными служащими и обществом в институциональные рамки». Я бы добавил здесь про достойное вознаграждение. Если говорить о молодых чиновниках, то в принципе они готовы и за небольшую плату трудиться, набираясь опыта. Но если вести речь о привлечении в аппарат управления государством сильных и опытных профессионалов, то нужно им обеспечить соответствующую плату и уровень жизни. Ярким примером служит Грузия, где коррупция во многих сферах отсутствует, а чиновники дорожат своей должностью и не готовы рисковать, так как потеряют не только высокооплачиваемую работу, но и щедрый социальный пакет.

Есть в работе такой тезис: «Граждане Армении продолжают видеть в государстве не общий дом, а институт насилия; умение обмануть чиновников по-прежнему считается особой доблестью и признаком сообразительности». Возможно, имеет смысл раскрыть причины. Веками армяне не имели государственности. Им приходилось в силу экономических причин или вследствие давления и насилия со стороны властей покидать свои страны проживания. Соответственно, не вырабатывалось и чувства ответственности за свою страну, Родину, и, как следствие, армяне не горели желанием наполнять бюджет этих стран.

В работе говорится о важности сохранения языка. Этому поспособствовало бы создание работающей структуры, отвечающей за сохранение и развитие армянского языка: сейчас, к сожалению, такая функция фактически никем не выполняется. Здесь снова подошёл бы формат государственно-частного партнёрства.

Развернуть
Свернуть
Ярослав Глазунов 
Ярослав Глазунов 
Эксперт по результативности СЕО и советов директоров, глава Spencer Stuart в России 
Прекрасный анализ. Что более всего поразило: несмотря на влияние четырех цивилизаций с разными религиозными, культурными, политическими взглядами, опираясь на истинные традиционные ценности, армянский народ смог не только сохранить национальную идентичность, но и за счёт тяготения к диапазону широкого мышления, конкурентоспособности и своему врождённому умению ведения переговоров успешно ассимилироваться в разных странах мира.

Впечатлён подходом Think to connect! Think to create! Think to act! и предложением использовать сложившееся конкурентное преимущество того, что армянская нация глобальна и мобильна. Не может не восхищать народ с таким рвением к жизни и любовью к своей родине.

Развернуть
Свернуть
Ани Карамян
Ани Карамян
IT-менеджер, Boston Consulting Group
Рукописи «На перекрестке» до сих пор так и не удалось попасть на мою книжную полку. Я делюсь этой работой с разными интересно мыслящими людьми, а сама обращаюсь к ней, когда у меня появляется гора вопросов после очередного события на нашей родине, в Армении.

Из того, с чем я знакома, это первая попытка настолько всеохватного изучения нас как нации, в ходе которого ведутся предельно честные поиски наших правды, целей и путей развития. Особенно я ценю то, что книга не страдает ни чрезмерным самопревозношением, ни самобичеванием армян, и что она без пафосных тостов, от которых мы все так устали  

С тех пор, как я прочла «На перекрестке», я смотрю на всю армянскую жизнь вокруг через призму воссоздания сети. Я думаю, что это важный сдвиг мышления, и надеюсь, что он будет заразительным. 

Развернуть
Свернуть
Эдуард Нагдалян
Эдуард Нагдалян
Главный редактор, еженедельная газета «Деловой экспресс», Ереван 
Главное достоинство этой книги – обсуждение проекта будущего Армении. Дело в том, что в армянском обществе, к сожалению, вообще отсутствует дискуссия о желаемом будущем. Армянский народ главным образом зациклен на прошлом – на героях прошлого, на былом величии, на исторических землях, на исторической памяти, на собственной уникальности и т. п.

При этом создан огромный пласт мифологии, в которой мы бесконечно варимся, спорим, вечно что-то кому-то доказываем, предъявляем исторические аргументы, обижаемся, когда мир думает иначе и не соглашается с нашей правдой... Эта фантомная боль и фантомные переживания очень мешают формированию видения будущего, желаемого будущего Армении. Хуже того, порой создается впечатление, что будущее вообще не интересует армян. Мы главные поборники исторической справедливости на Земле. При этом заметьте: исторической справедливости ведь не существует. Но это «маленькое» обстоятельство никак не уменьшает нашего энтузиазма… Я сравниваю Армению с водителем автомобиля, который постоянно смотрит в зеркало заднего вида. Далеко так не уедешь. Поэтому появление любых работ и любых попыток, направленных на переориентацию общественного внимания армян, экспертного сообщества на будущее, сценарии желаемого будущего, является чрезвычайно важным.  

Исходя из вышесказанного, я не считаю уместным большой исторический экскурс, сделанный в данной книге, тем более что общественность не воспринимает Рубена Варданяна как историка. Кроме того, есть опасение, что к дискуссии подключится армия историков и псевдоисториков, которые опять переключат внимание на обсуждение прошлого и похоронят суть книги.  

Тезис авторов об индивидуализме армян, который мешает внутреннему компромиссу, является ключевой характеристикой, актуальной до сих пор. Именно по этой причине армяне всегда были успешны на индивидуальном уровне и всегда неуспешны на государственном, корпоративном – вплоть до наших дней. Именно неэффективность борьбы армян за суверенитет, отсутствие интереса к подлинному суверенитету объясняет длительное отсутствие государственности у армян, на мой взгляд, а также нынешнее состояние армянской государственности.  

Пять этапов, характеризующих эволюцию отношения к геноциду, изложены предельно корректно и объективно. Очень хорошо написан раздел об эволюции отношения диаспоральных армян к Армении, об угасании интереса диаспоры к Армении. Абсолютно точно. Но я бы предложил усилить актуальность этой главы путем добавления раздела об ответственности элиты диаспоры за невмешательство в процесс деградации Армении. Речь об ответственности именно элиты, которая не могла не понимать, что происходит со страной, как ее грабят и насилуют. Могла мировая элита армянской диаспоры, обладающая колоссальным финансовым и административным ресурсом, остановить процесс деградации армянского государства? Однозначно могла. Но не сделала. Увы, армянская государственность оказалась менее важной для элиты диаспоры, чем признание геноцида. Поэтому я скептически отношусь к утверждению о том, что «семь веков армяне жили с мечтой об Анках Айастан». Реальность доказывает обратное. Стоит над этим задуматься и проанализировать. 

Перечисленные в книге сценарии развития Армении странным для меня образом игнорируют наличие карабахского конфликта. Более того, в сингапурском сценарии допускается превращение Армении в «региональный экономический центр». На моей памяти были еще планы по превращению Армении в региональный финансовый, медицинский и прочие центры. Увы, это все иллюзии. Особенно в случае с финансовым центром. Страна, имеющая военный конфликт с соседом, по определению не может быть финансовым центром. Это нонсенс. Поэтому слово «региональный» – это не про Армению.  

Я полностью согласен с авторами, что идеальной моделью желаемого будущего является хаб. Процветающая Армения как место силы диаспоры и сетевая нация, опирающаяся на цифровые технологии для преодоления разобщенности и сохранения идентичности. Тем самым авторы сформулировали цель, к которой можно стремиться, кладя по кирпичику. Но я считаю чрезвычайно важным, чтобы продвижение к этому желаемому будущему строилось на принципах «реал политик», на отношении к политике как искусству возможного, а не желаемого. Это важное условие успеха странового проекта. Однозначно – модель хаба не может быть реализована в идеологии осажденной крепости. Или может быть реализована в усеченной форме, когда нашу безопасность продолжает прикрывать Россия, а мы смиряемся со всеми рисками, исходящими от нее. 

Модель «периферия метрополии» де-факто уже прочно утвердилась в Армении и полноценный перевод Армении в другую модель невозможен без устранения причин, по которым эта модель укоренилась. Для успеха нужны новые подходы, новые политики и нетоннельное мышление.  
В целом я считаю, что коллективная ответственность властей Армении и элиты диаспоры за страновой успех с разработкой конкретных институциональных форм этого взаимодействия является необходимым условием для вывода страны из кризиса.  

Развернуть
Свернуть
Симон Асерджян
Симон Асерджян
Бакалавр прикладных наук, P.Eng, P.Mgr., генеральный директор, Rex Power Magnetics
1. Рукопись написана хорошо, содержащиеся в ней идеи чётко сформулированы. Однако немалый объем работы может стать для кого-то препятствием, которое не позволит уделить должное время и приложить усилия, необходимые для полной оценки представленных концепций. 

2. Идея якорных проектов объясняется очень внятно, и программа «Возрождение Татева» служит отличным примером для составления подробного представления о преобразующих проектах с проработанными целями, которые приносят пользу людям далеко за рамками одной инициативы. 

3. Некоторые из других концепций, таких как «платформы для взаимодействия», «импакт-инвестиции» и т. д., не так ясны, и тут могут помочь примеры существующих или будущих проектов. 

4. Ви́дение будущего сформулировано тщательно, но концепция глобальной сетевой нации нуждается в дополнительной проработке, чтобы стать более убедительной в качестве осуществимого сценария. Необходимо выработать аргументы, которые наглядно покажут, что разрыв между различными группами диаспоры может быть преодолён. 

5. В труде рассматривается разнообразие диаспоры. Очень значительным явлением последних 25 лет стало то, что сложились две отдельные общины: в Европе и в США и Канаде. Эти два разных сообщества существенно различаются по своей сути и испытывают трудности в объединении с целью формирования единого сообщества армян за рубежом и превращения в сплочённую и эффективную силу. 

Первая из этих двух общин образована армянами, эмигрировавшими с Ближнего Востока, а вторая – переехавшими на Запад из Армении в последние пару десятилетий. Мой опыт жизни в Северной Америке показывает, что эти две группы диаспоры испытывают трудности в объединении. 

Изучение различий и формулирование решений проблемы этих «двух единств» может стать важным фактором для привлечения диаспоры на Западе к общему делу обеспечения будущего Армении, которое является основной темой рукописи «На перекрёстке». 

6. Представленные аргументы в пользу принятия модели страны-хаба, а не моделей капсулы или периферии метрополии, хорошо разработаны и убедительны. United World College Dilijan – блестящий пример, который объясняет эту концепцию. 

7. В рукописи подчёркивается значение экономического и социального благополучия как двух важных аспектов безопасного будущего. Это веский аргумент, который однако не должен затмевать важность того, что Армении следует адекватно оценивать тенденции и события в регионе и согласовывать дипломатические усилия по разумной реализации стратегической политической ориентации в условиях конкурирующих геополитических интересов Востока и Запада, которые способны изменить реалии (и границы) региона. 

8. Должны ли мы учитывать исламизированных армян на территории Турции как ещё один элемент диаспоры, который может сыграть свою роль в обеспечении безопасности нашей страны в будущем? Открытый вопрос. 

9. И последнее по порядку, но не по значимости: в прилагаемых нами усилиях по просвещению и обучению населения развитие прав человека, прав женщин, поощрение гендерного равенства, прав ЛГБТ и т. д. являются важными вопросами, на которые необходимо обратить внимание. Мы должны признать, что значительная часть нашего населения не представлена должным образом и не принимает участия в работе по достижению наших целей. При разработке проектов требуется всегда учитывать гендерный фактор. Будучи малой нацией, мы должны продвигать и обеспечивать участие в жизни общества всех его членов. 

В заключение, позвольте поблагодарить авторов и их команду за подготовку этой наводящей на размышления работы, которая, насколько мне известно, является первой в своём роде. Вам удалось начать очень правильное и честное обсуждение серьёзных проблем, стоящих перед нашей нацией, это прекрасная попытка сформулировать путь в будущее. 

Желаю вам успехов! Ваши успехи будут нашими общими успехами. 

Развернуть
Свернуть
Акоп Мхитарян
Акоп Мхитарян
Предприниматель
Эта работа – симбиоз истории и риск-менеджмента, но в меньшей степени –предложений к взаимодействию для достижения целей по определенному плану. Труд, безусловно, очень важный и имеет все шансы послужить началом формирования усилий. Но именно этим он больше кажется ориентированным на научных и аналитических мыслителей. Однако этим же он и вызывает любовь и уважение, с одной стороны, но также и сожаление, тревогу и негативные ожидания – с другой. Не скажу напрасные, а именно негативные, потому как ничто не напрасно. Просто мне кажется важным, чтобы цели были достигнуты. Иначе вполне вероятно столкнуться с противодействием или подменой ситуации.

Направленность работы – вызвать споры и дискуссии внутри диаспоры, призвать к развитию по конкретному пути, к воспитанию и укреплению социальной ответственности и всего того, что можно характеризовать как образовательно-просветительская работа, проповедническая миссия, морально-этическое воспитание. Такая направленность прекрасна и сама по себе не может быть предметом критики, если только это не идет вразрез с ценностями. А ценности, обозначенные в работе, лично у меня никаких даже мыслей о споре не вызывают. При этом очень правильно, что авторы показывают собственные проекты, чтобы читатели больше понимали, уважали, хотели тоже чего-то такого, повторяли, шли по данному пути либо просто гордились и радовались за своих соотечественников. 

Но я совсем не уверен, что таким способом, как описано в книге «На перекрестке», мы сумеем добиться изменения общества. Тем более национального укрепления. 

Мне кажется, что общество, даже демократическое, нужно возглавить и вести. Или определить для него обоснованную ясную траекторию движения к светлому, без рисков. Вызывая диспуты, мы поднимаем волну различных неконтролируемых событий (рассуждения, обмен мнениями, действия, бездействия), позитивных и негативных. Но до тех пор, пока желаемое будет по тем или иным причинам неприемлемым для определенных экономических и политических кругов внутри или вовне страны, подобные обсуждения будут вызывать комплексные меры или профилактические программы по противодействию. Невыгодность для кого-либо была и будет поводом бояться провала, избегать изменений либо просто безосновательно чинить препятствия. 

По этой причине я бы предпочел не заниматься обсуждениями в массовом порядке, а продумать стратегию в более узком кругу, создать общество единомышленников, разработать программу, механизмы защиты, определить действия, расписать функционал и проводить ее в жизнь – в общем, принять руководство и воплощать цель и мечту многих. В совершенно позитивном и открытом формате. 

Полагаю важным в таком деле опираться на сословие со средним образованием и наличием собственного дела. Таких людей много, и культура их более созидательная, как мне кажется. Они готовы прагматично работать на благо своего народа. Но им нужна платформа, система, управление, понятные и постоянные правила открытой работы.

Безусловно, основой выработанной в итоге долгосрочной стратегии должны и будут служить как раз описанные в работы ценности – опоры национальной идентичности, незыблемые вещи, которые не меняются при смене власти, лиц, обстоятельств. 

Такая стратегия, написанная на несколько десятилетий вперед, станет фундаментом нормативных изменений – создания конституционного органа контроля, внедрения общественно контролируемых выборов. Далее при наличии специального института, который обладает исключительно полномочиями по оценке законодательных актов на соответствие национальной цели, остальные наши органы власти и управления будут выполнять свои функции и обязанности в совершенно обычном режиме, готовя программы правительства на уже более короткие сроки, с понятными, определенными на эти сроки задачами.

Если это не будет сделано, мы не получим стабильности, преемственности, не сможем создать долгосрочную систему воспитания и образования, говорить о промышленном росте, быть самими собой и иметь крепкую государственность. В лучшем случае, если даже описанные в книге риски не случатся, мы будем плыть по течению в самых крайних рядах. Иными словами, если правительство, президент, власть в целом не будут свои программы и действия выстраивать применительно к очень долгосрочной стратегии, защищаемой народом, то мы будем время от времени в лучшем случае выбирать и расстраиваться, что опять ничего не получается. В современном мире, чтобы устоять на месте, нужно бежать. Это не мои слова, но я бы хотел к ним добавить, что каждый день скорость бега должна увеличиваться, иногда даже в разы. Такова сегодняшняя реальность. Нельзя создавать программу для страны на 5-6 лет, в конце срока подыскивая причины невыполнения для оправдания, а не для корректировки и изменения, продолжения и преемственности действий.

Завершая, хочется выразить мнение, что именно в отсутствии конкретных планов действий и неформировании движения единомышленников кроется неэффективность стратегии «Армении-2020», о которой речь идет в третьей главе рукописи. Так что, повторюсь: даже если власть теперь иная, чем прежде, от нее тоже вполне можно ожидать прямого необдуманного противодействия. Она способна испугаться посягательств на свою «независимость». И если это так, то увы и ах, мы будем иметь дело с очередным человеческим деструктивизмом и отсутствием важного фактора для диалога – минимального доверия к искренности и разумности оппонента. 

В заключение скажу: огромное спасибо! Это очень увлекательно – и чтение, и мыслительный процесс, к которому оно подталкивает. Я обязательно передам работу почитать и другим людям.

Развернуть
Свернуть
Норайр Теванян
Норайр Теванян
Председатель, Московская армянская община 
В рукописи «На перекрестке» сплелись воедино прошлое, настоящее и будущее всего армянского народа. Книга представляет собой кладезь премудрости для армянской молодежи и будет служить вдохновением для новых поколений. А ответственность за благополучное развитие армянского государства авторы берут на себя. Я не боюсь ошибиться, предсказав, что эта книга вызовет самый живой интерес. 

Рукопись содержит почти полную летопись армянского народа, она наполнена неоспоримыми фактами и моральными принципами. Рубен Варданян и Нунэ Алекян соединили в одной книге историю и экономику, чтобы найти наилучший вектор развития для нашей страны с учетом опыта прошлого. Они предупреждают нас, что одно из худших последствий неправильной политики правительства и диаспоральных лидеров – ассимиляция нашего древнего библейского народа, которая влечет за собой необратимые изменения для его целостности и его национального государства. Ведь именно благодаря своим морально-этическим ценностям армяне сохранились в веках, не ассимилировались и не утратили себя несмотря на, мягко говоря, непростую историю, которую им пришлось пережить.  

Сам факт появления такой книги заставляет задуматься о том, насколько сильно наше государство нуждается в реанимации. К счастью, пока не поздно направить нашу историю по правильному вектору. Авторы порой просто восхищают своим патриотизмом и твердой уверенностью. Книгу можно смело назвать путеводной звездой: авторы представляют нам свой достойный во всех отношениях и поддерживаемый мною путь развития, который, я уверен, объединит армянский народ для преодоления внутренних и внешних препятствий и приведет Армению в светлое будущее. 

От всего сердца благодарю за такую большую и столь нужную нам всем проделанную работу Рубена Варданяна и Нунэ Алекян. 

Развернуть
Свернуть
Сергей Саакян
Сергей Саакян
Советник руководителя, Научно-исследовательский и проектный институт городского транспорта города Москвы «МосТрансПроект»
Я типичный представитель «советских армян». Мой папа родился в Грузии, мама в Рязани. Несмотря на то что я появился на свет и вырос в Ярославле, вокруг меня не было ни одного армянина-сверстника, а в детстве я даже ни разу не был в Армении, почему-то всегда считал себя армянином. Это, как мне кажется, подтверждает теорию о генетической связи и в рукописи «На перекрестке» справедливо отнесено к потенциальным возможностям для нации.

Однако я никогда не испытывал потребности в воссоединении. Это я считаю еще одним направлением, которое стоит развивать: экспансия культуры, веры, языка в основные места концентрации армян-переселенцев не силами энтузиастов, а как часть государственной политики.

Для меня было очень интересно и познавательно ознакомиться с главами исторического анализа. Возможно, для людей более погруженных содержащиеся в них факты и не станут чем-то новым, но я для себя узнал многое. Очень хорошо изложено, не всегда структурированно, но однозначно полезно. Возможно, эту часть даже стоит отдельно опубликовать для таких, как я.

Теперь пару слов о само́й предлагаемой стратегии. «На перекрестке» – очень хороший труд, с понятной аналитикой и выкладками, качественным сравнением с мировыми аналогами. Но, как мне кажется, описанная в нем стратегия имеет мало шансов на реализацию по причине отсутствия конкретного плана действий, точно так же как это было с предыдущей работой «Армения-2020». Отдельные удачные примеры проектов, реализованных в Армении, вряд ли могут стать драйверами развития. Системный подход нуждается либо в четкой очередности шагов на государственном уровне, либо в сильном лидере, который будет этот подход продвигать.

Вопросы, заданные в конце рукописи, представляют не меньший интерес, чем сама стратегия, но ключевым, пожалуй, является вопрос о том, как привлечь нацию к обсуждению всех поставленных перед ней вопросов? Нахождение ответов, на мой взгляд, также может стать одним из действенных объединяющих инструментов.

Развернуть
Свернуть
Оганес Саркисян
Оганес Саркисян
Заведующий кафедрой политологии, Российско-Армянский университет, Ереван
Публикация данной книги будет значимым явлением, ибо поставленная проблема сверхактуальна, а предлагаемое решение не только интересно и оригинально, но и, что главное, системно.

Книга заставляет подумать, многое переосмыслить. Тех, кто уже призадумался, стимулирует, ибо обосновывает, что они занимаются важным делом, позволяя также увидеть многое, на что они не обращали внимания.  
Для понимания своего прошлого, осмысления настоящего и проектирования будущего необходимо ответить на три вопроса: Кем мы были? Кто мы есть? Кем мы хотим и можем быть? Интересно, что не только первые вопросы определяют ответ на последний, но и ответ на последний влияет на осмысление первых. 

Я однозначно убежден, что Армения и армянство не могут иметь достойного места в будущем мире без стратегических долгосрочных планов развития. У нас нет времени на медленное эволюционное развитие. Для быстрого же прорыва необходима мобилизация всех сил армянства и четкое осознание того, кем мы хотим быть в будущем. К сожалению, за годы независимости государственным элитам Республики Армения так и не удалось разработать более или менее общую системную программу развития. Не общая стратегия развития определяла политику государства в различных сферах, а, наоборот, конкретные события и ситуации определяли политику.  
Стратегические инициативы частного характера, конечно же, важны. Но без наличия общей национальной стратегии развития частные стратегии могут лишиться смысла, войти в противоречие друг с другом, не будет эффекта кумуляции и синергизма. А для выработки общего проекта необходим общенациональный институт. В условиях современности подобным институтом, на мой взгляд, может быть только армянское государство, роль которого, с моей точки зрения, авторами недооценивается.   

Авторы часто используют словосочетания «форма жизнеустройства», «черты характера». По моему мнению, для описания национальной специфики базовым должен быть термин «идентичность». Другие понятия либо предполагаются данным термином, либо производны от него. 

В понимании идентичности армянства, на мой взгляд, нужно преодолеть некоторые стереотипы. Необходимо, во-первых, преодолеть своеобразный анахронизм и априоризм, наличный не только в массовом сознании, но и на уровне работ, претендующих на статус научности – создается впечатление, что идентичность армянства изначально дана, она не меняется и все просто сводится к ее сохранению. Идентичность, конечно же, меняется: спонтанно или стратегически-программно, эволюционно или революционно трансформируясь. Это, скажем так, «временной» стереотип. Но есть еще «пространственный»: современное армянство очень разнообразно, нет сегодня стандартной среднестатистической армянской идентичности. Происходит «наслоение» идентичностей (особенно в разных общинах диаспоры). Наверное, необходимо признать, что и диаспоры, как некоего единства, целостности, не существует – это условное название общин этнических армян. 

Позиция авторов о «глобальной сети» армянского купечества с «местом силы» в Новой Джульфе, с моей точки зрения, немного идеализирована. Не принижая место и роль армянских коммерсантов в мировой торговле, все же считаю, что сама сеть, по всей видимости, не была самодостаточной (как сугубо армянский проект). Она функционировала постольку, поскольку сочеталась с интересами держав. Из ее опыта однозначно следует, что эффективность и самодостаточность сети возможна, только если «местом силы» будет собственное суверенное государство. Это, кстати, ясно осознавали видные представители новоджульфийской сети в эпоху ее заката, например, Шаамир Шаамирян.  

Авторы описывают реализуемые проекты научно-образовательного характера: ТУМО, FAST... Они, конечно, исключительно важны. Проекты направлены на формирование продвинутых технократов и менеджеров. Но на формирование гражданина и патриота они влияют в лучшем случае косвенно. В целом, тренд технократизации важен и очень популярен. Но нельзя однобоко его абсолютизировать. Нужно реализовывать проект технократизации и формирования бизнес-менталитета не за счет гражданского и патриотического воспитания.  

В контексте сказанного первоочередным становится реализация проектов в социально-гуманитарной области, направленных на население (особенно молодежь) Республики Армения. Подобные проекты должны быть направлены: 

- На развитие гражданского сознания.

- Важнейшим составляющим гражданской социализации является системное гражданское образование, которое в Армении практически отсутствует.  

Преодоление замкнутого этнического менталитета и крайностей этнонационализма (что является негативным последствием моноэтнизма) и формирование мягкого гражданско-государственного национализма. Глобальная нация предполагает не только сохранение армянского самосознания в диаспоре, но и превращение замкнутого сознания армянина  в Армении в открытое, глобальное. 
Другим возможным проектом мог бы быть проект создания Института армянской культурной дипломатии. Уникальность этого института должна была быть в том, что объектом его деятельности в первую очередь должны были быть армянские общины, а потом через них - общества тех стран, где проживают общины. Учитывая громадный пласт армянского культурного наследия и уже наличную разветвленную сеть армянских общин, реализация проекта могла бы при минимальных затратах дать максимальный эффект: способствовать сохранению и развитию культурной идентичности армянства и способствовать формированию культурного образа Армении и армянства в мире. 

Развернуть
Свернуть
Мартин Эсаян
Мартин Эсаян
Попечитель, благотворительный фонд Галуста Гюльбенкяна 
Труд «На перекрестке» – важный вклад в обсуждение того, как армянам сохранить свою идентичность, обеспечить преемственность и достичь процветания.

Историческая часть мне показалась интересной. Особенно примечательно здесь, что в одной книге освещаются аспекты как советской, так и несоветской истории. Но больше всего впечатлила последняя глава, где Рубен и Нунэ излагают собственное видение развития Армении. Рубен утверждает, что «живет в будущем», а до этого будущего еще 25 лет. Он прокладывает свой путь к нему методично и с опорой на науку, с оптимизмом, достойным восхищения, и используя широкий спектр сопоставлений и опыта. Все, кто интересуется будущим Армении, должны это прочитать. У меня есть ощущение, что ви́дение будет менее убедительным для диаспоры, особенно для тех, кто не выводит своих корней и не прослеживает культурных связей с современной Арменией. Однако радостно было узнать, что авторы намерены восполнить этот существенный пробел. Книга довольно длинна, поэтому тем, у кого мало времени, я бы посоветовал сначала прочитать последнюю главу, а затем посмотреть, как к ней ведут все предыдущие. 

Развернуть
Свернуть
Жирайр Липаритян
Жирайр Липаритян
Профессор
1. Проблемы по части истории. В пространной части текста по истории Армении и армянского народа я вижу чрезвычайно много проблем.  

- Многие институты/события/периоды, которые следует рассматривать в критическом ключе, рассмотрены не критически, тогда как другие, которые необходимо рассматривать более объективно, рассмотрены чересчур предвзято.  
- Существует множество институтов/событий/периодов, которые имеют отношение к обсуждаемым вопросам, но игнорируются в работе полностью.  
- Есть много важных факторов, объясняющих динамику в истории Армении и изменения, которые произошли на ее протяжении, и факторы, имеющие отношение к обсуждаемым вопросам, которые вовсе не рассматриваются в рукописи «На перекрестке». 
- Цитирование источников слишком произвольно и бессистемно. 
 
В этой работе история представлена очень слабо – с таким подходом к правильным выводам прийти невозможно.  
 
2. Проблемы аргументации. Слишком много проблем с аргументами, представленными в рукописи, чтобы их все перечислить здесь. Вот лишь несколько ярких примеров:  
- В тексте рукописи утверждается, что мы не ассимилировались в диаспоре. История же и современные тенденции показывают, что на самом деле мы, напротив, ассимилировались – где-то в какие-то периоды истории медленнее, где-то быстрее. 
- В тексте также утверждается, что независимость всегда приходила в Армению c распадом империй. Этот тезис справедлив только в одном случае – Первой республики, но он неверен как исторически, так и в случае Третьей республики. Важно понимать, что армяне были во многом причастны к ослаблению этих империй. Это особенно верно в отношении рождения Третьей республики (1991 год – прим. ред.). 
- В рукописи говорится, что Армении необязательно разрешать Нагорно-Карабахский конфликт, чтобы стать успешным и идеальным государством. Последние 30 лет показали, что такая позиция и основанная на нем политика несостоятельны. 
 
3. Проблемы с гипотезами, на которых построена аргументация. В работе «На перекрестке» встречаются фундаментальные предположения, лежащие в основе анализа и предлагаемой программы действий, которые являются ошибочными и могут вызвать сомнения относительно реалистичности и осуществимости данной программы. В работе постулируется, что: 
- Мы сегодня те же армяне, что и армяне 100, 500, 1000 или 2000 лет назад. Несмотря на то, что преемственность и прослеживается в некоторых сферах и устоявшихся моделях поведения, слишком многое изменилось в наших условиях и окружающих обстоятельствах, чтобы иметь возможность делать какие-либо структурные построения на основе данного предположения. 
- Армяне были и остаются одними и теми же во всех местах проживания, а классовые и сословные различия не привели к появлению различий в поведении и несовпадению интересов. 
- Быть армянином означает то же самое для армян, живущих в Армении, и для тех, кто живет в других местах за ее пределами. 
- То, что предлагается авторами этого текста, возможно реализовать, даже не обеспечив в достаточной степени жизнеспособной независимости. 
- То, что предлагается в данной работе – по сути, надстройка – возможно возвести без предварительного создания прочной основы, то есть инфраструктуры. Мы видим в тексте, что инфраструктуру якобы способна заменить семья и другие ценности, которые исторически присутствуют в наших генах/культуре. 
  
Перечень можно продолжать. 
 
Я понимаю, какой титанический труд приложен для написания и подготовки к публикации этой работы, и считаю важными высказанные в ней опасения. Отмечу также высококлассный перевод русского текста на английский язык. 

Развернуть
Свернуть
Роберт Енгибарян
Роберт Енгибарян
Научный руководитель факультета управления и политики МГИМО МИД России, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, почетный доктор ряда зарубежных вузов, иностранный член Национальной академии наук Армении. 
Книгу «На перекрестке» я считаю серьезным начальным вкладом в будущий проект европеизации или модернизации Армении.  К сожалению, общий уровень населения Армении, или по-научному «индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП), стремительно падает. Сегодня провинциально-восточная культура с искаженным отблеском западной попсы берет верх.

Концерты, напоминающие сельские свадьбы, общая культура и внешний вид людей, особенно молодых и особенно мужчин, разговорный стиль и лексика, в том числе политической «элиты» и, наконец, сверхарменизированный провинциальными филологами новоармянский язык все больше отдаляют живущую в диаспоре значительную часть армянской интеллигенции, приобщенной к западной культуре через русский язык.  

Местная политическая «элита» всячески старается не допустить в политический процесс управления республикой ярких представителей диаспоры, в отличие от соседней Грузии, прибалтийских и других постсоветских республик. В итоге – унижающий наш древней культуры народ низкий уровень представительства республики в международных отношениях. Сегодня как никогда над Арменией повисла угроза окончательной потери суверенитета. Политическая элита республики вместо усиления внешнеполитического вектора своей деятельности занята «внутренней разборкой» со старым руководством страны, кстати, реально участвовавшего в освободительном процессе Карабаха. Это первый прецедент в постсоветской политической практике, исключительно негативно воспринятый в международном сообществе. Этот прецедент ставит под угрозу вообще возможность демократической ротации руководства республики в конституционные сроки.  

Народ деградирует и убегает из Армении. К сожалению, полуграмотное, вооруженное несколькими популистскими патриотическими лозунгами руководство плохо понимает всю трагичность ситуации. Сегодняшняя Армения все больше теряет привлекательность объединяющего большую диаспору культурно-духовного Центра.   

Следует отметить, Армения в обозримом будущем останется в российском политико-культурном ареале, разумеется, с естественным желанием расширить его границы. Пока это безальтернативный вариант. 

Начинание авторов «На перекрестке» будет иметь несомненный успех только с помощью телевидения. Можно начать с открытия собственной программы, в будущем, возможно, телеканала. Это можно делать и в Москве, и в Ереване, думающие в таком русле люди есть. 

Развернуть
Свернуть
Алан Уайтхорн
Алан Уайтхорн
Заслуженный профессор в отставке, факультет политических наук, Королевский военный колледж Канады 
Армения действительно находится на важнейшем перекрестке. Старые парадигмы и понятия недостаточны. Необходимо серьезное переосмысление, которое поставит под сомнение многие преобладающие представления. Работа «На перекрестке» Рубена Варданяна и Нуне Алекян посвящена критическому и конструктивному анализу, она приглашает к откровенной обратной связи.

Пять глав посвящены исследованию прошлого, настоящего и будущего Армении. В то время как цель – рецепт на будущее, значительное внимание уделяется прошлому Армении как страны на перепутье. 

Обзор мировой литературы по развитию является важным аспектом этой работы. Авторы осознают, что четкое понимание сложной концепции развития является ключом к прогнозу на будущее. Тем не менее, работа гораздо сильнее в области экономического анализа, чем в области социологического и политического развития. Это важная проблема, поскольку многоплановые аспекты развития также во многом связаны с социальными и политическими факторами и мерами. 

Что особенно удивительно в этой рукописи для меня как ученого со стажем из Северной Америки, так это недостаточное рассмотрение ключевой проблемы гендера. Во многих отношениях страны Восточной Европы и Армения отстают в осведомленности и освещении в научных работах феминистского аспекта, который имеет решающее значение с учетом ключевой роли женщин в развитии как таковом. Фактически, уровень грамотности женщин является одним из самых надежных общих показателей многостороннего развития. Это отчасти объясняется ведущей ролью женщин в социализации новых поколений в любых обществах, их центральным местом для примерно половины как трудоустроенной, так и нетрудоустроенной рабочей силы, а также их вкладом в более равномерное распространении грамотности в обществе. Это также справедливо и для демократической теории. 

История в некоторых отношениях (например, взлет и падение империй) циклична, но по большей части это не так. Технологическая революция, модернизационная революция, глобальная урбанизация, миграция и т. д. не цикличны, а более линейны. Конечно, войны, кризисы и эпидемии могут обратить вспять прошлые изменения и завоевания. Но в результате Первой мировой войны появилась Лига Наций, а Второй мировой – Организация Объединенных Наций, и это был исторический переворот в мировой политике, глобальном управлении. 

Связи Армении с Россией, Ираном и Европой чрезвычайно важны и заслуживают более широкого обсуждения. С учетом остракизма исламского Ирана последних десятилетий его христианский сосед Армения может стать связующим пространством для Запада и Ирана, в котором можно вести глубокий и обстоятельный диалог. Иранцам легче приехать и провести несколько дней на обсуждениях в Армении, чем во многих странах Северной Америки и Западной Европы. Мы должны изучить возможности этого перспективного пути уважительного и спокойного диалога во имя мира в регионе и во всем мире. 

В вопросе о необходимости выбора альянсов между Россией, Европой и Ираном в рукописи заметен крен к рассуждениям в формате антагонистической игры. Конечно, Россия и США исторически рассматривали холодную войну в таком понятийном поле. Однако с приходом разрядки в эпоху ядерного оружия пришло и осознание того, что в отдельных и при этом важных областях возможна игра, в которой в выигрыше остаются все. Соглашения о нераспространении ядерного оружия – один из примеров. Армении следует постараться заверить Москву в том, что расширение торговли и других контактов с Европой и Ираном поможет создать в Армении более экономически и технологически динамичное общество, что может принести выгоду России, поскольку Армения не будет нуждаться в продолжении долгосрочной финансовой помощи со стороны России, а могла бы стать более сильным экономическим партнером. Высокий уровень грамотности в Армении означает, что она имеет все шансы снова стать центром высокотехнологичной промышленности, который принесет пользу многим. 

Неизбежно многие люди в диаспоре подвергаются воздействию других, более значимых культур. А насколько разнообразен опыт культурного обмена внутри Армении? Возможно, было бы полезно провести сравнительный опрос армян в нескольких крупных центрах диаспоры и в Армении на тему их отношения к другим культурам, народам и различиям между ними, особенно в том, что касается терпимости и принятия непохожих людей. Так, в гендерном вопросе существует значительный разрыв между нормами и взглядами в Северной Америке и в Армении. Если диалог будет вестись внутри всей неоднородной и разнообразной глобальной армянской нации, мы должны точно знать, какие у нас общие взгляды (например, память о Геноциде) и чем мы отличаемся. Учитывая разницу в доходах на душу населения у североамериканских армян и жителей Армении, мы ожидаем, что в разрезе иерархии удовлетворения потребностей армяне будут отличаться по постматериалистическим в одном случае и материалистическим ценностям – в другом. 

За последнюю четверть века Армению покинул один миллион армян, и этот кризис депопуляции представляет собой медленную смерть. Можно ли остановить эмиграцию и ассимиляцию за рубежом? Опасность сокращения населения остро ставит вопрос о выживании и необходимости притока людей в страну. Принятие большего количества различных иммигрантов может изменить само понимание того, что значит быть армянином. Таким образом, этот процесс подтолкнет Армению к переходу от относительно закрытого национализма, определяемого расой и этнической принадлежностью, к национализму более открытому, определяемому по проживанию в стране и принятию армянского языка и ценностей. Армяне все чаще становятся гражданами более чем одного государства, что является важным экзистенциальным фактом и заслуживает отдельного изучения его влияния на национальную идентичность, лояльность и обязательства перед нацией. Это тем более актуально для детей армян с несколькими паспортами. 

С концептуальной точки зрения рассмотрение национализма через его закрытость или открытость является центральным в вопросе о том, какие характеристики делают кого-либо армянином. Что это, происхождение, религия, язык, раса или что-либо еще, к примеру, общие ценности? Говоря прямо, для Армении будет маловероятным сохраниться в качестве жизнеспособной нации, если она определит свое будущее в рамках узкого, замкнутого национализма. 

Гуманитарная инициатива «Аврора» служит примером блестящего долгосрочного филантропического ви́дения. Если финансирование и интеллектуальная поддержка продолжатся, роль и значение этого начинания возрастут. Жертвы совершенного в прошлом геноцида стали маяками надежды и помощи сегодняшним и завтрашним жертвам. Этот международный проект вызывает восхищение многих людей во всем мире. Мы несем ответственность за распространение добрых дел в другие страны. 

Развернуть
Свернуть
Даниил Бабич 
Даниил Бабич 
Заместитель главного редактора, ведущий авторских программ, РБК 
Спасибо за приглашение к диалогу! Для меня, у которого нет армянских корней, но есть много друзей, коллег и единомышленников среди армян, инклюзивность – очень важный сигнал и привлекательная черта сообщества.

На мой взгляд, открытость и общительность наряду с особым тонким чувством юмора – это первое, что бросается в глаза и делает общение приятным. Причем, как в юморе, так и в остальных аспектах коммуникации интеллектуальное наполнение придает общению смысл и поддерживает интерес. Нас на телевидении ни разу не подводило правило: армянская фамилия гостя эфира – знак качества. Кстати, я очень ценю и фидбэк от зрителей из Армении. Даже в письмах с критикой уважение и вежливость – непременные атрибуты наряду со здравым смыслом и доброжелательностью. Письма поддержки тоже, конечно, приятны. Огорчает то, что зрители из Армении при всем их интересе к глобальным событиям и процессам ощущают себя в некой изоляции, их пессимизм по поводу экономики и своего личного благосостояния.  

Именно поэтому мне хорошо понятна суть проблемы и постановка вопроса. Опыт общения с представителями диаспор в России и за рубежом рисует совсем иную, более оптимистичную картину. Так сложилось, что мои первые контакты носили деловой характер и по времени пришлись на начало девяностых. Я тогда и представления не имел о диаспорах и их роли, но не мог игнорировать национальных особенностей деловой этики. Отмечая особый уровень деловой культуры именно у армян, директоров предприятий еще старой советской формации, я поначалу приписывал это особому отношению к моему партнеру-армянину, но впоследствии понял, что дело было не только в этом. Глубокое понимание, видимо, на базе давних традиций, того, как строятся деловые связи: забота о репутации, умение быть гибким, всегда сохранять чувство собственного достоинства и как личности, и как профессионала, система приоритетов и взаимоуважение. Люди из диаспоры в России, с которыми мне приходилось иметь дело, следовали таким принципам. На интуитивном уровне – это была своеобразная школа бизнеса, где я брал первые уроки.  

С огромным интересом читал и даже, признаюсь, местами конспектировал рукопись «На перекрестке». С детства интересуюсь историей, но в этом новом ракурсе посмотрел на все впервые. Какие-то факты мне были уже хорошо известны, но в единую конструкцию не встраивались. Именно поэтому исторический контекст рукописи произвел на меня особенное, очень сильное впечатление. К тому же, многие замечательные страницы истории армянских диаспор оставались для меня белыми пятнами.  

Теперь рискну поделиться своими соображениями по существу. Опасения по поводу потери идентичности понятны хотя бы на фоне снижения цементирующего влияния Армянской апостольской церкви, но все-таки, на мой взгляд, сильно преувеличены. В потерю культурного кода народом, о котором с восхищением писал еще в пятом веке до Р. Х. отец истории Геродот – НЕ ВЕРЮ.  

Это не значит, что проблем нет. Они определены и проанализированы в рукописи. Разрыв между диаспорами и Арменией – на ментальном уровне, поэтому процесс сближения сам собой не начнется. У Армении гораздо меньше возможностей, чем у диаспор. В самой Армении нужно больше примеров того, как частная инициатива с успехом работает на местной почве. Если процесс станет встречным, то он и пойдет быстрее, но как заинтересовать и привлечь диаспоры, у которых огромные возможности, но иные приоритеты? Может быть, перезагрузка имиджа страны при сохранении культурного кода, но с расчетом уже на глобальную аудиторию будет мощным стимулом и для диаспор обратить внимание на свою историческую родину. Вспомнил забавную историю моего старого друга. Как-то в одном городе в Индии 17 марта, в День святого Патрика, он решил зайти в местный Irish pub, который был рядом с отелем и анонсировал Great Party All Night. Днем в баре не было ни души, а в меню – ничего ирландского! Не было даже Guinness! Только местные напитки.  
– Is it an Irish pub?  
– Yes, sir!  
– And you have no Irish whiskey? No Irish beer? Maybe Irish coffee? No? Excuse me, is anything Irish here at all?  
– Yes, sir! Atmosphere!!!”  

Поразительно, но бармен оказался прав на все 100%. Атмосфера в пабе в ту ночь была потрясающей! Ирландцы смогли создать по-настоящему глобальную историю на базе своей национальной идентичности. Причем, это пример в том числе и инклюзивности, ведь он масштабируется и за пределами «ирландского мира». День святого Патрика – inclusive global event, Irish – global phenomenon, and Guinness – global brand. Может быть я заблуждаюсь или не имею достаточно информации, но глобальные масштабируемые проекты в разных сферах были бы полезны для популяризации Великой культуры маленькой Армении, ведь причины, по которым многие достижения армян за рубежом особо не афишировались, ушли в прошлое. Может быть именно сейчас наступило время для бизнес-идей, способных увлечь многих как в самой Армении, так и вне ее. Убежден, у Армении и ее народа – перспективное интересное будущее, для этого есть все необходимые предпосылки. Поддерживаю ваше стремление как помочь людям в Армении, так и сделать мир в целом лучше. 

Развернуть
Свернуть
Александр Искандарян 
Александр Искандарян 
Директор, Институт Кавказа, Ереван 
Я внимательно прочитал рукопись, некоторые части даже не один раз. Сначала «тост». Прочитал не для того, чтобы удружить авторам. Рубена я знаю шапочно, а Нунэ не знаю вообще, если не считать за знакомство телефонный разговор. Хотя, конечно, многое из того, что делает Рубен в Армении, мне кажется важным и нужным, потому отказать ему я, естественно, не мог. Однако основной моей мотивацией было то, что я искренне считаю важным разговор на ту тему, которая является центральной темой книги.

Кто мы, откуда мы, куда и зачем мы идем, что можно и что нельзя сделать. Осмысление «с высоты птичьего полета» – редкость в современной Армении и диаспоре, и это, на мой взгляд, плохо. Элиты политические думают категориями недель, месяцев; перспектива нескольких лет уже редкость. А наши интеллектуалы склонны высказываться эмоционально, рассуждения о судьбе страны – чаще аттитюды, а не рацио. Без перспективы же не удаются даже и сиюминутные решения, я в этом постоянно убеждаюсь. Таким образом, тексты такого рода, на мой взгляд, нужны и полезны, за это обоим спасибо.  
Естественно, я не буду обращаться к конкретным местам в тексте, это дело редактора. Но свои соображения в целом по тексту выражу, и, ради Бога, не обессудьте, буду честен – думаю, для этого меня и попросили прочитать книгу. Во всяком случае, писать панегирик не вижу смысла.  

То, что я напишу, будет касаться в основном стиля и структуры, а не смыслов. С некоторыми выводами авторов я согласен (пожалуй, с большинством), с другими – нет, но это неважно. Спорность, по-моему, – достоинство такого рода текстов, а не недостаток.  

Теперь мои претензии, ради которых, я надеюсь, меня и попросили высказаться.  

На мой взгляд, стиль книги чересчур дидактичен. Авторы излагают свое видение, а мне кажется, что лучше бы читалось, если бы текст был приглашением к разговору. В книге это несколько раз говорится напрямую: антропоцентричность декларируется как достоинство и текста и, шире, современного общества, но взгляды авторов при этом изложены скорее как некая готовая схема, предлагаемая читателю. На мой взгляд, дискуссионность тексту не повредила бы. Может быть, стоило бы чаще обращаться к читателю – как напрямую, так и подспудно, примерно так, как это делается в послесловии. Мне кажется, правильно, чтобы книга была вопросом, а не ответом, приглашением к разговору, а не указующим перстом. Это отнюдь не означает, что нужно не проговаривать того, что явно выстрадано авторами, но форма, мне кажется, должна быть более «интерактивной».  

Мне понравились исторические вставки (выделенные в тексте цветом), но за пределами вставок, мне кажется, рассуждения об истории можно было бы сократить. История все же играет служебную роль в книге и, пожалуй, несколько перегружает ее. Кроме всего прочего, история, а историософия в особенности, не могут быть изолированными. Описывать отдельно некоторые сюжеты армянской истории, думаю, не нужно. Армянская история не является полностью обособленным и тем более уникальным явлением. У многих сюжетов есть аналоги, говорить о них без компаративистского аспекта методологически неверно, а это дело профессионалов, да и, на мой взгляд, не очень нужно книге в такого рода. Взгляд авторов на некоторые проблемы истории Армении и армян, мне кажется, нужно проговорить, это интересно и важно; но и не более того, потому что доказательная база в такой книге просто невозможна и не нужна, это задача исторического труда.  

Я бы убрал из книги все упоминания об «Авроре», программе «2020» или «Крыльях Татева». Это выглядит как реклама – на мой взгляд, совершенно ненужная. Среди армян мало людей, не знающих о Рубене Варданяне и его деятельности, а информация о конкретных проектах ничего существенного к размышлениям такого серьезного масштаба не добавляет и к тому же утяжеляет книгу. Мне же кажется, что ей не повредило бы быть компактней.  

А вот личный элемент, в книге встречающийся всего один раз во вставке «Мои три жизни» на странице 153, я бы усилил. Несколько такого рода вставок, не просто описывающих личный опыт авторов, а вписывающих этот опыт в попытки объяснения действительности и того этапа развития общества, на котором мы сейчас находимся – если хотите, иллюстрации – сделали бы книгу живее и ближе к читателю, сделали бы ее более похожей на личный разговор. Например, во вставке «Мои три жизни» содержится не просто личная история, но и чрезвычайно ценное понимание интересности, уникальности и значимости того времени, в котором мы живем. Чаще всего в общественных дискурсах современность воспринимается исключительно алармистски, даже катастрофически, а то, что мы живем в осевом времени для судьбы нашей нации, не вполне осознается. Рубен же об этом напоминает даже не своей биографией, а ощущением этой биографии в контексте истории.   

Центральной частью книги для меня стали рассуждения о сетевых формах развития, институциональной форме принятия решений и планирования. Эти части я как раз усилил бы. Дело не только и не столько в объеме, но прорисовать тезисы авторов почетче, а может и неоднократно, было бы не вредно. Это ведь практически основной тезис, предлагаемый читателю к размышлению.  

Я сознаю, что мои пожелания, наверное, трудноисполнимы, даже если вы сочтете их конструктивными. Я надеюсь, что они не будут восприняты как придирки. Замечания у меня скорее структурные, но мне кажется, что как раз это важно, чтобы книга читалась и побудила людей задуматься. 

Не обессудьте, если я был слишком критичен. Повторюсь, книга мне понравилась, моя критичность – результат именно этого. Разговор, который вы начинаете, а не заканчиваете, надеюсь, этой книгой, кажется мне остро необходимым. 

Развернуть
Свернуть
Антон Данилов-Данильян
Антон Данилов-Данильян
Сопредседатель, Общероссийская общественная организация «Деловая Россия»
Осенью 2018 года с большим интересом, залпом, буквально не отрываясь на другие дела прочел подготовленную вами книгу «На перекрестке. Время решений». Обычно такого рода способ чтения мне не свойственен, и я сильно удивился. Однако не смог сразу найти ответа на вопрос, что именно было в этой книге такого притягательного.

Ведь это не художественная литература и не легкое научно-популярное издание. Мне кажется, что притянула боль, незаметно просачивавшаяся сквозь страницы книги, и чем больше авторы ставили вопросов, тем заметнее становилась эта боль, даже растерянность, может быть и неверие в «светлое будущее». Даже когда обнаруживались сравнительно простые рецепты развития и мощные идеи по новому («старому»?) позиционированию Армении в мировой экономике или развитию собственного экономического потенциала страны, тем не менее возникало ощущение какого-то напускного оптимизма. Как-то не сочетался он с Мудростью и Знанием, наполнявшими первые две главы книги. 

Пролистав книгу еще раз в эти майские праздники, я увидел еще один ракурс. Для многих людей, учившихся не в Армении, она представляет особую ценность, поскольку содержит разнообразный исторический, фактический и прогностический материал, представленный в высококонцентрированной форме. Для тех, кто всерьез озабочен будущим Армении, книга – это очень удобная платформа для дискуссий, уже вобравшая в себя необходимое количество альтернатив, гипотез, причинно-следственных связей, мотиваций движущих сил и характеристик предмета. 

Некоторые ее разделы неоднородны. Например, подробно развернув мотивы действий представителей элиты (в том числе способы передачи активов), в отношении других социальных страт и в особенности простых жителей Армении в книге больше поставлено вопросов, чем дано ответов. Не хватает как бы еще одного «автора изнутри и из низов» страны. Однако при правильной постановке дела последние две главы книги могут дополняться при каждом последующем переиздании. 
Вы уже сделали и продолжаете делать очень важную работу. Спасибо вам. Бог в помощь! 

Развернуть
Свернуть
Наринэ Абгарян
Наринэ Абгарян
Писатель
Спасибо авторам за тактичность: они сумели обозначить проблемы армянства, не оскорбив чувства достоинства народа. Состояние общества, кризис национальной идентичности, вопросы элит обозначены честно и выдержанно. Нам нужно учиться проговаривать и обсуждать свои заблуждения, промахи и просчеты. Рукопись «На перекрестке» – большой шаг в этом направлении.

Отдельно хочу отметить язык: он доступный, не тяжеловесный, не давящий – это ведь очень важно, это подтверждение того, что у авторов есть искреннее желание достучаться до читателя.

Армения для нас – счастливая и ответственная данность. Другой родины, другого набора генов и других предков у нас не будет. Отступать некуда. Мудрости нам, терпения и преданных людей, которые будут с нами до победного конца.

Развернуть
Свернуть
Кристофер Патваканян
Кристофер Патваканян
Студент бакалавриата и председатель ассоциации армянских студентов, Гарвардский университет
«На перекрестке» предлагает интересный взгляд со стороны на армянскую диаспору и сегодняшние проблемы армянского народа.

Рубен Варданян и Нунэ Алекян проделали замечательную работу, продемонстрировав, что приоритеты Айастана (Армении – прим. ред.) и мирового армянского сообщества не являются взаимоисключающими. Намеченные проекты и поставленные вопросы послужат важными отправными точками для более широкого обсуждения будущего нашей Родины. 

Я надеюсь, что «На перекрестке» не только поможет армянам лучше осознать потенциал, которым мы обладаем как глобальная нация, но и вдохновит их на то, чтобы предпринять шаги и внести личный вклад в дело дальнейшего развития Армении.

Развернуть
Свернуть
Левон Епископосян
Левон Епископосян
Доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией этногеномики, Институт молекулярной биологии, Национальная академия наук Армении
Прочитал с большим интересом. В отзыве остановлюсь на проблемах, связанных с диаспорой, наукой и образованием, однако начну с рассмотрения глобальной задачи, решение которой первоочередно для Армении.

Наше население драматически уменьшается, приближаясь к пределу, ниже которого невозможно успешно размножаться и передавать свое генетическое разнообразие последующему поколению. Если рубеж пройден, популяция необратимо вырождается и перестает существовать.

В большой популяции выше вероятность появления индивидов, обладающих интеллектуальной и духовной уникальностью, креативным мышлением, способных генерировать инновационные идеи, предлагать нестандартные пути решения разных задач. Только критическая масса таких людей может породить и поддерживать в обществе необходимый интеллектуальный, творческий и духовный накал, без которого реформы невозможны.

Эмиграция из Армении неслучайна по социальной и психотипической структуре. Родину покидают люди, уверенные, что на новом месте быстро встанут на ноги, решат профессиональные и бытовые проблемы, позаботятся о будущем своих детей. Уезжают те, кто по параметрам физического и ментального здоровья превосходят средние популяционные показатели.

Удручающим сегментом эмиграции является «утечка мозгов». Это молодые талантливые ученые, представители других творческих профессий, востребованные за рубежом. За последнее десятилетие все мои парни-аспиранты после защиты диссертации уехали на Запад. Я не препятствовал их отъезду и помог им построить успешную карьеру за рубежом. Свободное передвижение ученых – важнейший стимул для их профессионального роста и необходимый фактор развития науки в мире. К сожалению, Армения сегодня только донор, но не реципиент в этом процессе.

Эмиграция оставила глубокий шрам на возрастно-половой структуре популяции. На отхожий промысел в Россию выезжают мужчины, значительную часть которых составляют молодые неженатые ребята. Многие из них заводят семьи на чужбине и не возвращаются на родину. Образовавшаяся демографическая лакуна откликается свободой нравов и непропорционально низкой рождаемостью – из-за нехватки мужчин брачного возраста. 

Ослабленная по указанныи признакам популяция не в состоянии реализовать предложенную программу преобразований. Необходимо существенно улучшить демографическую ситуацию – привлечь молодых талантливых армян из диаспоры, представителей других народов, для которых Армения должна стать желанной по ряду параметров.
Что можно предложить молодежи из стран, значительно опережающих Армению по уровню социально-экономического развития?

Во-первых, это новый негосударственный университет, отвечающий высоким международным стандартам. (У авторов есть огромный опыт в этой области – колледж UWC в Дилижане. Очевидный успех данного проекта вселяет оптимизм относительно возможности появления подобного университета в Армении). В течение четырех, а то и шести и более лет в стране постоянно будут проживать сотни, в будущем – тысячи молодых людей из различных государств, часть которых обзаведется семьями, останется жить в стране. Кроме того, молодые зарубежные армяне помогут укреплению связей Армении с диаспорой.

Во-вторых, это создание общеармянского фонда поддержки местных научных коллективов, ведущих исследования на международном уровне. Армянские фонды зарубежья с большой неохотой предоставляют мизерные гранты ученым в Армении. Благодаря новым грантам, сопоставимым с национальными грантами развитых стран, будет дан мощный импульс продуктивно работающим научным группам, которые смогут пригласить зарубежных аспирантов и постдоков. Армянской науке необходимо стать частью международной сети постдипломного обучения и обмена специалистами. Нам есть что предложить молодежи из разных стран в ряде областей науки.

Стране нужна разумная стратегия возвращения (если не физического, то хотя бы психологического и духовного) соотечественников в лоно армянского единства. Рецепты предложат соответствующие специалисты, дилетанты лишь усугубят ситуацию.

Четверть века назад Армения и Арцах с помощью диаспоры успешно приступили к «собиранию земель армянских», но после обретения страной независимости нам так и не удалось объединиться вокруг общенациональной идеи. Можно осуждать за это прежние власти Армении, но не только они виноваты в провальном результате. Доверить решение этой важной задачи государству, в том числе сегодняшним чиновникам, – верх наивности и непростительное заблуждение интеллектуальной элиты народа. Так, созданию идеологии сионизма и возрождению Израиля евреи обязаны своим великим сыновьям и дочерям, рожденным на разных континентах.

Я выступаю категорически против использования термина «гетто» в отношении диаспоральных групп. Он воспринимается крайне болезненно и вредит нашему слабеющему этническому самосознанию. Данная «маркировка» армянских иммигрантов в России недавно прозвучала из уст редактора российского телеканала, нашей соотечественницы, и сразу же приобрела сверхнегативную коннотацию.
Желаю авторам постоянного роста числа ревностных последователей, активных помощников и молчаливо сочувствующих сторонников! Без них программа станет очередным мертворожденным прожектом, обманувшим наши ожидания и еще более обострит кризис армянского мира.

Развернуть
Свернуть
Арменак Антинян
Арменак Антинян
Доцент кафедры поведенческой экономики, Чжуннаньский университет экономики и права, Китай
Читать эту книгу было невероятно увлекательно. Мне очень понравился подробный анализ нашего прошлого и настоящего и представленное авторами видение будущего.

Однако предстоит еще много работать и предпринимать конкретные шаги для того, чтобы такое будущее стало реальностью! На мой взгляд, это наиболее сложная задача.

Развернуть
Свернуть
Гор Нахапетян
Гор Нахапетян
Почетный профессор Московской школы управления СКОЛКОВО
«На перекрестке» помогает твоим собственным мыслям конструироваться, генерирует инсайты. Главный инсайт для меня – про нацию-переводчика – толмача. Когда-то в истории армян мы уже были таким народом: в разных странах нас объединяли торговые связи, а церковь и родной язык обеспечивали стабильные каналы коммуникации.

В современном мире, где на каждом шагу fake news и неконструктивные коммуникации – все, что ведет к неопределенности и, как следствие, накоплению стресса – актуальным становится умение правильно толковать и передавать смыслы. 

Сегодня особенно выгодно быть нацией, которая умеет переводить с разных языков: с языка искусства на язык бизнеса, с языка любви на язык поэзии и так далее, служит мостиком между разными народами. Однако нам самим еще только предстоит научиться быть такой нацией-толмачом. И рукопись «На перекрестке», которая служит приглашением к обсуждению, способствует именно этому. А к народу, понимающему других и умеющему эффективно коммуницировать, перенося смыслы через поколения и границы, я уверен, все потянутся.

Развернуть
Свернуть
Артур Алавердян
Артур Алавердян
Серийный предприниматель, инвестор, соучредитель и председатель cовета попечителей фонда FAST
«На перекрестке» – одна из немногочисленных книг, предлагающая целостный подход к нашему жизнеустройству как нации и государства. Она целостна в том смысле, что через взгляд в прошлое реалистично описывает настоящее и анализирует возможности для будущего в глобальном контексте, предлагая непростой выбор из сценариев. Предложенная в качестве наиболее привлекательного сценария модель развития действительно является сегодня безальтернативной для нации и страны, она позволит использовать преимущества четвертой промышленной революции, а XXI веку стать Золотым веком в истории Армении. 

Авторы прагматично оценивают реалии армянского мира и Армении, ее существующей экономической модели и аргументированно обосновывают бесперспективность такой модели. Без сомнения, Армении необходим переход к иной модели – инклюзивной, позволяющей обеспечить поступательное развитие страны, сделать акторами и соучастниками построения новой Армении как можно большее число жителей страны, многочисленную армянскую диаспору и внешних инвесторов.

На данном этапе нам, армянам и Армении, нужна новая идея, образ будущего, в который захотят поверить армяне по всему миру. Идея страны, где гражданам не только будет комфортно, но где они могут самореализоваться, хорошо зарабатывать, поддерживать свои традиционные ценности и передавать их своим детям. Общая вера в процветающее будущее своей страны станет для армян всего мира платформой для вовлечения в сотрудничество, совместное участие в строительстве и сохранении общего для всех армян дома, а для армян диаспоры – мощным стимулом для гордости и сохранения собственной идентичности. Итоги прошлого, 2018 года дают основания для оптимизма и надежды, у нас появился шанс на изменение существующей системы, и хотелось бы верить, что мы сможем этот шанс использовать. 

Среди отраслей и сфер экономики, способных стать драйверами для развития страны, хотел бы особо подчеркнуть роль науки и высоких технологий. Технологии дают нам уникальный шанс за короткое время достичь прорыва во многих областях, разрабатывать продукты и услуги для занятия уникальных ниш на мировых рынках и стать частью формирующихся новых отраслей глобальной экономики. Армения должна суметь полноценно воспользоваться важным трендом постиндустриального мира: смещением добавленной стоимости от производств в R&D-центры, в разработки и маркетинг. Стране необходимо становиться в перспективе одним из ведущих мировых R&D-хабов. При этом без серьезной поддержки и инвестиций в науку развития технологий не стоит ожидать – науке необходимо возвращать ведущую роль в жизнедеятельности страны.

Книга совершенно справедливо поднимает множество вопросов, на которые нет однозначных ответов, но нам как нации придется так или иначе найти эти ответы, сделать выбор. Думающий читатель найдет для себя много пищи для размышлений, и хотелось бы надеяться, что книга побудит к диалогу, дискуссиям, в результате которых будут найдены решения. 

Развернуть
Свернуть
Ваагн Варданян
Ваагн Варданян
Kандидат наук, учредительный вице-директор Академии Хань, Гонконг
Книга является успешной попыткой рассмотреть перспективы развития Армении, следуя по пути армянского народа, которым он шел, несмотря на то что много раз и оказывался на грани выживания. Авторы поднимают наводящие на размышления вопросы, касающиеся нынешнего и будущего развития Армении, разжигают интерес к таким областям, как национальное развитие, экономические перспективы и формирование идентичности – именно вокруг этих тем и построена работа. Как подчеркнуто в книге, ключевым фактором, позволившим выжить армянскому народу и, по сути, давшим нации возможность возрождаться вновь и вновь, явилась ее способность прокладывать и следовать своим этнорелигиозным путем, не ассимилируясь с другими христианскими народами.

С другой стороны, авторы указывают, что барьеры, которые армянская нация воздвигла, не только ограничивали и ограничивают возможности построения сильной государственности – они также могут рассматриваться в качестве ключей к преодолению имеющихся вызовов, при условии, что нация объединена в своей решимости преодолеть эти препятствия. Опора на свои сильные стороны, использование потенциала и превращение недостатков в преимущества рассматриваются как философская основа будущего развития нации, не имеющей себе равных. Быть готовым извлечь уроки из опыта и истории – собственных и чужих – служит для армян, пожалуй, главным уроком – вечным уроком, испытания которым нация несколько раз в своей истории провалила. 
 
По мере того как представители молодого поколение армян становятся более непредубежденными и взаимосвязанными, нация и ее государство получают уникальный шанс стать мостом, соединяющим различные цивилизации посредством объединения транснациональных проектов, служащим медиатором в урегулировании конфликтов и в международной торговле, глобальным аккумулятором интеллектуального потенциала, который может раскрыться в контексте предложенной концепции «талантизма». Рубен Варданян и Нуна Алекян, которые сами учатся на протяжении всей жизни, блестяще высветили роль образования и его значение для привлечения и развития талантов, которые будут отвечать потребностям Армении, региона, где она расположена, и мира в целом, и обеспечат устойчивый прогресс глобальной армянской нации. 

Развернуть
Свернуть
Рачья Арзуманян
Рачья Арзуманян
Директор центра стратегических исследований «Ашхар», Арцах
Проделанный авторским коллективом объем работы не может не восхищать. Более того, на сегодняшний день это единственный известный мне проработанный проект, рассматривающий цивилизационные модели развития Армении и армянства как глобальное явление. Отложив в сторону положительные оценки, каковых, уверен, будет много, приведу несколько замечаний. 

Авторы книги, говоря о необходимости холистического подхода к оценке текущего состояния, а также будущего армянской государственности и народа, сознательно исключают из рассмотрения проблемы войны. Как следствие, получающиеся модели развития оказываются теоретическими, так как мир явно вошел в эпоху, когда именно война, ее понимание и интерпретация определяют формирующийся глобальный мир. Двадцать первый век – это вновь мир Гераклита, когда «война – отец всего сущего». 

Сказанное справедливо и для Армении и армянского народа, когда необходимость выстраивать отклик на экзистенциальные военные угрозы будет направлять развитие армянской государственности. Как следствие, содержательная дискуссия по будущему Армении должна включать рассмотрение проблем военной и национальной безопасности армянского народа. Предлагаемые авторами модели развития Армении реализуемы, если они выстраиваются на основе метафоры «Крепость Армения», которая наиболее точно описывает среду безопасности армянской государственности. Устойчивое развитие Армении в двадцать первом веке возможно, по моему глубокому убеждению, именно внутри и вокруг такой крепости. 

Возможно, авторам имеет смысл подумать об использовании ставшего модным термина и говорить о необходимости гибридных моделей развития Армении. Модели развития Армении, помимо всех прочих размерностей, должны включать в качестве обладающей особым статусом компоненты системы военной и национальной безопасности.  

И еще один момент. Проектирование будущего Армении и армянского народа требует формирования в рамках армянской государственности среды, способной заниматься осмыслением и проектированием цивилизационных моделей. Создание такой среды – безусловно сложная и амбициозная задача. Однако прорыв в будущее должен быть тщательно подготовлен и просчитан, так как после Мец Егерна у армянского народа нет права на еще одну катастрофу. Необходимы целенаправленные усилия, чтобы в Армении со временем зародилась такая среда. К сожалению, возможности армянской государственности в настоящее время ограничены и создание условий для появления такой среды надо рассматривать в качестве обязанности и долга армянства как глобального явления, способного сосредоточить на Армении и в Армении необходимые опыт и знания.  

Таким образом, отдавая должное усилиям авторов и проделанной работе, книгу было бы правильно рассматривать в качестве первой итерации и задумываться о подготовке новой редакции. Возможно даже новой книги.

Развернуть
Свернуть
Самвел Аветисян
Самвел Аветисян
технический директор компании «Яблочков»
У меня ушло несколько недель на то, чтобы внимательно прочитать рукопись. Я долго всё переваривал, ещё раз перечитывал её отрывки. Спасибо за книгу, за подробный анализ текущей ситуации и динамики развития Армении, за экскурс в историю. Я, к примеру, не знал о торговой сети с центром в Новой Джульфе.

Напишу о том, что меня особенно зацепило и взволновало. Во всём остальном я согласен с авторами.

Мне очень сложно согласиться с описанием традиционных ценностей и собирательных черт характера армянского народа. Моя мультинациональная семья и взросление в России воспитали во мне уверенность, что характер человека зависит от семьи и окружения, а не от этнической принадлежности. Особенности, перечисленные в книге, я отмечал в людях разных национальностей. Если бы меня попросили назвать качества, присущие именно армянам, сходу я не назвал бы приведённые в книге! Во время чтения я даже обратился к своим близким с просьбой описать характерные черты армян – и каждый из них назвал разные качества! Ещё мне кажется странным делать выводы о характере нации, опираясь на историю. Это похоже на то, как учёный подгоняет теорию под результаты эксперимента.

Однако я полностью согласен с тем, что принятие христианства, собственная письменность и существование на стыке цивилизаций сформировали современный армянский этнос.

Очень сильным я считаю вывод о том, что геноцид армян «не в полной мере осознан как трагедия разрыва в естественной череде поколений». Я действительно «не вижу уходящие в прошлое преемственные линии исторического национального созидания, а лишь потоки крови, страдания, несправедливости». Сложившаяся в новейшее время ситуация в нашей стране, с моей точки зрения, по своим последствиям напоминает геноцид: люди умирают раньше срока из-за плохого медицинского обслуживания, Армения ежегодно теряет в численности из-за оттока людей и так далее – происходит тот самый разрыв череды поколений и семей.

Спасибо авторам за термин «советские армяне», он заставил меня задуматься о том, что я, на самом деле, и знаком-то только с армянами советскими. Фрагментация нации действительно увеличивается. Возможно, именно поэтому я не согласился с обобщениями о чертах армянского характера.

В работе приводятся слова Конфуция о том, что одним из залогов успеха любой нации и государства является лидер с благородными и высокими целями. История возвышения народов и государств даёт нам множество подтверждений этих слов. Мне кажется, что именно такого лидера нашему народу сейчас не хватает.

Отдельное спасибо за:

- Сравнение личных опасений армян с существующей системной опасностью – мощно и отрезвляюще.

- Признание, что Армения не стала безопасной и цветущей родиной для всех армян – честно и смело.

- Вывод о том, что мы, упрощая внешнюю среду, обесцениваем её – глубоко и очень ёмко.

Согласен со всем, что написано в пятой главе. Готов помогать вам в воплощении вашего видения в жизнь.

Развернуть
Свернуть
Георгий Дерлугьян
Георгий Дерлугьян
Профессор, Нью-Йоркский университет в Абу-Даби
Кто авторы этой книги – на самом деле, вопрос последнего значения. Оба достаточно известны. Только ведь книга не о них.  Почему им более органичен язык школ бизнеса и консалтинга – вообще не вопрос. Такова их профессиональная принадлежность.

На законный вопрос, какие политические цели они могут преследовать (помимо открыто заявленных), найдётся простой ответ контрвопросом: разве о судьбах нации могут высказываться только поэты, философы и ереванские таксисты? Очевидно, не всем в бизнес-элите хочется реализоваться, покупая супер-яхты и виллы. Бывают и более амбициозные проекты. 

А вот главный вопрос, который поднимают наши авторы, в самом деле главный: что делать дальше? 
В девятнадцатом столетии перед армянами возник вопрос, как состояться в качестве современной нации на мировой арене? В первой половине двадцатого века на армян обрушилась проблема выживания. Затем встал вопрос сохранения национальной идентичности в ходе очень быстрой модернизации, развивавшейся как в советской Армении, так и в западной диаспоре. К концу столетия, казалось, всё заслонил карабахский вопрос. 

И вот армяне в двадцать первом столетии. Что дальше? Прошлые вопросы более-менее успешно преодолены, современная армянская нация состоялась и выжила. Но никогда прежде на исторической родине не оставалась столь малая часть армян, никогда не была столь численно велика диаспора (теперь включая ставшие зарубежными странами Россию, Украину, Казахстан…). И никогда прежде не были столь сильны объективные стимулы к ассимиляции – глобализация ведь работает не только на уровне мировой экономики. Это и компьютерные игры, и учёба в мировых университетах, и межэтнические браки. Так что будет дальше с Арменией и с армянами по всему миру? Как в двадцать первом веке сохранить престиж национального языка и культуры? Укрепить и защитить тот кусок гор, который сегодня остаётся платформой государственности Армении и Арцаха? 

Вот в чём вопрос, который задают нам Нуна Алекян и Рубен Варданян. Они заслужили право на серьёзное обсуждение.

Развернуть
Свернуть
Дмитрий Фалалеев
Дмитрий Фалалеев
Основатель U Skillz, серийный предприниматель, экс-зам главного редактора Harvard Business Review
Очень непросто выделить главное в этой книге, не уходя в ее пересказывание. Попробуем. Читать интересно, даже не имея ни капли армянской крови в своих жилах. Она очень амбициозная, это увлекает. Авторы сразу же, с предисловия, поднимают градус твоих ожиданий. Давайте создадим модель, концепцию будущего для целого народа, страны, мира, предлагают они. И проводят – очень убедительно – через его историю, показывая и непростые обстоятельства, и уникальные черты. И подводят к самому моделированию уже в том состоянии, в котором ты готов понять и их мотивы и логику. 

Она, книга, очень современная. «Армянский мир» в ней, как и в реальном мире, жив и не архаичен – он, как и ты, здесь и сейчас, а не просто на страницах истории. Авторы умело говорят о современных реалиях и тенденциях: от техно-трендов до талантизма и еще много чего. И ты с удовольствием находишь подтверждение своим собственным мыслям: будущее – это люди и все, что с ними связано. Не нефть, не ресурс, даже не технологии. 

Она – книга – очень честная. Авторы гордятся, дорожат своим народом, своей страной, этносом – но не боятся сказать и о сложных страницах в его истории, и об объективных непростых реалиях. Это подкупает. Книга в очень хорошем смысле конкретна, чем выгодно отличается от других. Тебе не предлагается уповать на государство, даже на общество, даже на диаспору, которой уделяется очень много внимания. Все упомянутые – субъекты, каждый уникален в своей задаче и роли и без каждого их них преобразования невозможны в полной мере. Им всем надо многое сделать – всем и вместе. 

Книга глобальна по мышлению. Мы наблюдаем за армянским миром, это его книга, книга о нем – но он неотъемлемая часть мира всего, он готов давать последнему многое. Наверное, во-многом поэтому и сам, не будучи армянином, читаешь с таким увлечением. Книга – концептуальна. Это не просто экскурс, набор фактов, гипотез. Это большая современная модель – авторы предлагают вам вместе с ними собрать такой большой космический корабль (впервые в истории!) и отправить его в Космос. Они не боятся выходить на уровень планеты – государства для них важные субъекты, но не единственные, потому что понятно, что «Армянский мир» безусловно больший архетип. Так что интеллектуалу будет чем занять мозг в ходе чтения. 

Книга – ее авторы – помогает вам понять уникальные черты народа, сложившиеся многие века назад, но это не исторический документ. Сумев вас убедить в этой уникальности, спустя главы они напоминают о них, предлагая во многом на них и выстроить новый мир – и вы понимаете, почему. Сетевая структура, нация-коммуникатор, страна-хаб, особенная обучаемость – да, а как иначе.

Ну и, возможно, главное – хотя это и концепция, серьезная интеллектуальная задача, которую авторы решают, она живая – это в какой-то степени «дорожная карта». Ты веришь, что – можно так, что взяв в руки такую логику, такой план, реально произвести те изменения, о которых говорят авторы, ответить на вопросы, которые они ставят в том самом предисловии. Это очень важное ощущение в нашем мире, где так много слов, но не всегда есть место делам, тем более таким захватывающе большим.

Развернуть
Свернуть
Атом Эгоян
Атом Эгоян
кинорежиссер
Рукопись представляет собой всеобъемлющее, тщательно подготовленное исследование истории армянского народа, а также актуальный и глубокий анализ настоящего и будущего Армении.

В частности, описанное в рукописи пагубное влияние экстрактивного подхода на «здоровье» армянской экономики и политики заставляет взглянуть на проблему по-новому и задуматься. Ситуация просто обязана поменяться, и в рукописи четко изложено видение вариантов дальнейшего развития. Проделав огромную работу и проанализировав ряд экзистенциальных вопросов, касающихся самоидентификации армян, авторы пытаются найти ответы и понять, как двигаться вперед. Это вдохновляющий призыв к объединению и преобразованиям перед лицом неясного будущего.

Развернуть
Свернуть
Сергей Гуриев
Сергей Гуриев
Главный экономист Европейского банка реконструкции и развития
Рукопись «На перекрестке» написана не только с глубоким пониманием истории и культуры Армении, но и с искренней любовью к своей стране.

В то же время, как любящие дети, авторы откровенно обсуждают проблемы своей страны, не только сильные, но и слабые стороны ее сегодняшнего положения. Их анализ – основанный и на данных, и на современных теориях институционального развития – показывает необходимость и срочность серьезных преобразований. Рукопись, безусловно, сыграет ключевую роль в активизации дискуссии о видении будущего Армении».

Развернуть
Свернуть
Карен Геворкян
Карен Геворкян
кинорежиссер
В конце девяностых – самом начале двухтысячных годов в своем большом документальном фильме «Распутье» я задавал людям разных профессий, опыта жизни и возраста один и тот же вопрос: «Кто он – армянин?» («Ов э хайы?» по-армянски). Один из полученных и зафиксированных в фильме ответов поразил меня тогда своей образностью и точностью. Старый, образованный и, видно, бедствующий человек на мой вопрос ответил так: «Армяне – это нация Давида Сасунского и Храброго Назара… Давидов – мало, Назаров – много, а середины – нет» («Иск мичины – чка»).

То было время, когда мы действительно были на распутье. Перед победившим в войне обществом и государством стоял вопрос: кем мы хотим быть и куда нам идти?

Тогда в эйфории победы молодое армянское государство под руководством своего первого «высокообразованного» президента выбрало путь грабежа огромной по своим масштабам бывшей советской госсобственности и построения «дикого» капитализма. Так был сломан хребет нации. Наш «умник» президент не понимал или не хотел понимать простую истину, что народ, переживший Геноцид, обязан иметь свою национальную идеологию личностного и общественно-государственного Возрождения и Излечения от травм своей истории. А отсюда – и новое качественное развитие. 

На этом и закончилась бесславно политическая жизнь «умника».

Два следующих наших президента – люди попроще, имея полное право и возможность остаться в истории национальными героями своего народа, предпочли этому высшему званию бизнес и деньги. В результате – Армения потеряла треть своего активного и дееспособного населения. И опять полное непонимание простой истины, что дикое социальное расслоение и потеря всяческих ориентиров в жизни общества ведут к распаду самого государства. Сегодня ушли в небытие, в прошлое и эти продолжатели дела нашего «умника», первого президента.

Результат же их деятельности – Апрельская война как предупреждение о возможной грядущей катастрофе.

Сегодня мы снова на распутье. Да, есть новая государственная власть, есть запрос общества на Возрождение и, наконец-то, на запуск процессов Развития. Но власть – это всего лишь инструмент реализации этих процессов. Без самой Идеологии национального Возрождения этот инструмент ровным счетом не имеет никакой самостоятельной ценности.   

Значит, базисной величиной является ясно сформулированная перед обществом концепция национальной Идеологии качественного развития нации и государства. И снова, в очередной раз встает вопрос: а есть ли потребность в этом у нового руководства страны? 

Публикация серьезной многолетней исследовательской работы, проделанной Рубеном Варданяном в содружестве с Нунэ Алекян, суть которой в осмыслении нашего исторического менталитета, а отсюда – и всего происходящего с нами, является важным и ценным посланием нашему обществу. Данная работа – результат глубокой озабоченности ее авторов тем порочным кругом, в котором оказалась Армения. В своем исследовании авторы предлагают пути выхода нашей страны из того экономического и морально-нравственного тупика, в котором она оказалась. Хочется надеяться, что данное исследование будет воспринято нашим обществом как приглашение к общенациональной дискуссии по важнейшим вопросам нашей судьбы. Отсутствие же в данной работе крайне важного, на мой взгляд, идеологического компонента я могу объяснить экономическим «менталитетом» ее авторов, их ориентированностью на известные и понятные им трансформационные «рычаги». Тем не менее, авторы предлагают всем нам «включить головы» перед теми серьезнейшими испытаниями, которые ждут нас.
 

Развернуть
Свернуть
Айк Баланян 
Айк Баланян 
Политический комментатор 
Рукопись Рубена Варданяна и Нунэ Алекян «На перекрестке» не стала сюрпризом. Р. Варданян в своих интервью и выступлениях многократно высказывал мысли, которые в итоге стали книгой. Эти мысли неоднократно подвергались критике в общественных обсуждениях, в том числе и с моей стороны, и являются примером оставшегося в прошлом армянского общественного мышления, то есть того, как нельзя решать проблемы, представшие перед армянским народом.  

Рукопись Рубена Варданяна и Нунэ Алекян «На перекрестке» не стала сюрпризом. Р. Варданян в своих интервью и выступлениях многократно высказывал мысли, которые в итоге стали книгой. Эти мысли неоднократно подвергались критике в общественных обсуждениях, в том числе и с моей стороны, и являются примером оставшегося в прошлом армянского общественного мышления, то есть того, как нельзя решать проблемы, представшие перед армянским народом.  

Вкратце, суть книги сводится к одному: вместо того, чтобы концентрировать силы на становлении национального государства и политической нации, необходимо сосредоточиться на построении так называемой глобальной сетевой нации, при том, что Армения не будет служить центром этой сети.    

Эта позиция обосновывается тем, что именно таким было положение армян перед восстановлением независимой государственности; якобы таким образом можно более эффективно использовать потенциал диаспоры, а иметь один центр опасно, поскольку при потере данного центра исчезает и сама сеть. «Сегодня для процветания глобальной сетевой нации требуется, как в Средние века, несколько мощных узлов, связанных друг с другом общей деятельностью» (стр. 187). 

Идея сети не нова: сетями являются органы безопасности, революционные движения, религиозные структуры, торговые компании. Проблема не в сети, а в ее членах, субъектах, в ее центре управления и, конечно, в цели ее создания. 

В модели, предлагаемой Р. Варданяном и Н. Алекян, речь идет об отдельных колониях, элите и Республике Армения, которые должны совместно сформировать так называемый Армянский мир, а сеть должна служить этому Армянскому миру.   

На первый взгляд, неплохая идея, если забыть об очень конкретных, реальных, базовых обстоятельствах, игнорирование которых приведет к необратимой катастрофе для нашей национальной государственности.  

В конце концов, чем мы сейчас заняты и где находимся? Армения в данный момент находится в процессе становления политической нации и строительства национального государства. Становление политической нации возможно только в границах Республики Армения, в пределах армянской государственности.  

В модели, предлагаемой авторами «На перекрестке», не стоит и не может стоять вопрос национальной государственности/политической нации, поскольку армяне-представители других политических наций, будь то русской, американской, иранской, чешской и т.д., могут выступать исключительно в роли представителей общины, миллета, и, следовательно, население Армении тоже воспринимается как одна из общин.  

Идея о том, что население Армении нужно преобразовать, привести в соотвествие с мнимыми требованиями, необходимыми для сотрудничества с диаспорой и людьми иных национальностей, красной нитью проходит через книгу и повторяется не раз. Таким образом, исходя из указанных целей, создается неизвестный истории субъект – сетевая нация, в случае становления которой предполагается, что внутреннее устройство этого субъекта предопределит его функции и цели.  

Состоявшаяся политическая нация не потерпит подконтрольного статуса, она будет доминировать своими институтами и, следовательно, являться центром сети, превращая сеть всего лишь в инструмент реализации своих целей. Р. Варданяну такая сеть не нужна – ему нужна сеть, где государство является рядовым членом, так как речь идет не о сети подведомственной нашей СНБ (Службе национальной безопасности Армении – Прим. ред.) и МИД, а ни много ни мало о сетевой нации с горизонтальной структурой и без преобладающей роли государства, которая стоит выше наших бюрократических институтов. Это отдельный субъект истории: вместо нации-государства – нация-сеть.  

Эта сеть действует независимо от государства, без привязки к территории, следовательно, она не обязана сковывать себя обязательствами по защите этого государства и территории и решению проблем этой страны.  

Согласно авторам рукописи, именно отдельная от страны Армении, не ограничивающаяся территорией и выходящая далеко за пределы государства сетевая нация и является Армянским миром, а страна Армения и армянское государство – рядовые члены этой горизонтальной сети. Авторы избегают раскрытия иерархического, доминирующего статуса этого Армянского мира по отношению к стране Армении, оставляя читателя самостоятельно воодушевляться идеей такого Армянского мира.  

В описанной таким образом горизонтальной структуре сама мир-сеть является чем-то более крупным и важным, нежели каждый отдельный ее член, и возникает закономерный вопрос: а могут ли вообще интересы Армении быть поставлены ниже интересов этого несуществующего Армянского мира или интересов руководителей сети? Если Армянский мир подчиняется Армении, то в создании подобного мира нет необходимости, ведь наш мир – это и есть Армения. Однако по предложению авторов наш мир – это вовсе не Армения, а целый Армянский мир. 

Р. Варданяну нужна горизонтальная сеть без ведущей роли Армении, где он сам и внеармянский крупный капитал будут иметь статус элиты и где у них будет собственное государство под свои нужды – независимо от проходящих в Армении выборов, от ее государственных институтов и воли политической нации.  

С этой целью идея национального государства в книге всячески принижается, и с этой же целью национализм представлен в ней в отрицательном свете. 
Это понятно. Именно национализм создает национальные государства и политические нации, а форма общинной организации народа, внегосударственная, по сути колониальная и находящаяся под управлением боссов колоний, не может терпеть политизацию народа и гражданское мышление.  

Рассматривая примеры разных стран, таких как Сингапур и Коста-Рика, авторы старательно и странным образом обходят наиболее близкую и понятную модель милитаризованной страны, тоже находящейся во вражеской среде, которая у нас перед глазами и под боком, – Израиль.  

Основой Израиля служит еврейский национализм – сионизм, а не статус «хабa» по зарабатыванию денег.  

Эта реальность и пример, достойный подражания, обходятся стороной с очень простой целью: Р. Варданян, так же как и многие другие армянские бизнесмены, в основном из России, поняли насколько они и их капиталы уязвимы без защиты собственного государства. Однако вместо того, чтобы политически репатриироваться, они решили для защиты своих активов попросту приобрести собственное государство, подчинив интересы этого государства и живущего в нем населения своим бизнес-интересам.  

Постоянно проводимое Р. Варданяном сравнение из книги Аджемоглу о моделях инклюзивного и экстрактивного развития на самом деле подтверждает реальность: политическая система доминирует над экономической, государство является главным игроком и субъектом истории, который может за пять минут обанкротить и уничтожить любого константинопольского эмира или московского, тифлисского и прочего нувориша. Авторы пишут об этом на 31-й странице: «Как правило, вертикали власти побеждают в противостоянии с горизонтальными сетями. Судьба сети купцов из Новой Джульфы, не имевших опоры на институты суверенного государства, хорошо иллюстрирует этот вывод Фергюсона». 

Мне остается задать авторам один вопрос: если вы решили низвести армянское национальное государство до уровня сети, чтобы оно было для вас безопасным и управляемым, то что произойдет с нашей страной, с вами и вашими капиталами на следующем этапе, когда эта сеть столкнется с инонациональными государствами? В книге, напоминающей бизнес-план, ответа на этот вопрос не содержится.  

Армянский бизнес-класс действительно должен определиться, какому паспорту и флагу он верен. Люди, которые хотят жить в своем национальном государстве, должны в конце концов определиться и выбрать флаг, которому они служат. Флаг, который служит бизнес-классу, в конце концов будет служить тем, кому служат представители этого бизнес-класса. Национальное государство не бывает собственным, оно только общее.  

Армянский крупный бизнес так и не успел стать национальным, но по своим масштабам он уже транснационален, и его деловые интересы и центры жизненных интересов находятся вне Армении. Эти связи растут быстрее, чем связи с Арменией, и играют решающую роль в поведении и решениях этого класса. 

Возникает вопрос: как поступят члены этой сети, если их бизнес-интересы, допустим, в России и США, потребуют шагов, которые противоречат интересам Республики Армения?  

Более того, что произойдет с Арменией, если в условиях отсутствия сильного национального государства и его доминирующего положения разные члены (центры) горизонтальной сети, скажем, московский или лондонский, начнут преследовать интересы своих хозяев, стран-резидентов, на армянской земле и против армянских интересов? 

Р. Варданян пишет, что угасающая диаспора может быть полезной для Армении, однако в предложенной им сети нет места сдержкам и противовесам. Что произойдет с нашей страной, если воздействие диаспоры примет негативное направление и представители разных центров силы-члены сети превратят Армению в сцену для выяснения своих отношений? Что останется от Армении тогда? 

Можем быть уверены, что ни один член сети, у которого есть влияние в Армении посредством этой сети, не избежит внимания и директив спецслужб других государств. Эту «светлую» цель преследует Р. Варданян? Такой статус – это даже не статус неоколонии под внешним управлением, которая при монополии сильного государства еще может избежать судьбы яблока раздора между сверхдержавами. Сеть Р. Варданяна несомненно превратит страну в поле боя новых господ – новых византиелюбов и персофилов, о которых авторы забыли упомянуть в своих пространных исторических экскурсах. 

Сейчас нам опять предлагают абсолютный политический регресс, досоветский статус, надеясь, что в регионе, окруженном волками, безопасность и не национальное бизнес-государство можно купить, оказывая услуги направо и налево, никому не мешая, избегая политической борьбы и армянской повестки и подгоняя внутреннюю структуру нации под цели этой сытой капитуляции.  

Однако эту сеть, которая у нас была и которая была уничтожена, невозможно воссоздать в современных условиях. В этом смысле вред от книги Р. Варданяна меньше, чем он мог быть, так как цель поставлена невыполнимая. В XXI веке общины не выживают – смешанные браки, социализация и ассимиляция идут такими темпами, а национальные государства настолько могущественны, что бессмысленно мечтать об обладании какими-то центрами вне Армении.  

Авторы подчеркивают это обстоятельство на стр. 65: «Мы отдаем себе ясный отчет в том, что со временем армянские общины окончательно ассимилируются и распадутся», – и получается, что речь идет не об Армянском мире, а об очень ограниченном круге людей, которые должны решать судьбу нации наравне с Республикой Армения.  

Более того, в армянском бизнес-классе уже так много смешанных браков, что просто вызывает недоумение: что заставит весь этот космополитичный, никак не связанный с Арменией и не знающий Армению состав заниматься армянскими вопросами, и какой национальной «стерилизации» Р. Варданян хочет подвергнуть армянский народ, чтобы армяне в составе общей нации-сети терпели, не имеющую отношения к армянскости космополитичную элиту? Считают ли авторы эту проблему действительно решаемой и не видят ли будущих противоречий и угроз?  

Исторические экскурсы в общем интересны, если позволяют избегать старых ошибок в настоящем. Варданян, обращаясь к армянской истории, так и не сделал главных выводов. 

Причиной потери армянской государственности стало создание именно такой ориентированной на чужие центры сети, в которой центробежные течения разрушили единое государство, а национальный идеологический стержень, который так не любят авторы, оказался слабым и не обеспечил накопление и сосредоточение национальных ресурсов вокруг идеи государства. Р. Варданян хочет повторить ту же ошибку: избежать централизации сил, чтобы сохранить привилегированный и властвующий статус для себе и своего класса. 

В дальнейшем в условиях отсутствия армянской государственности армянские торговцы создали торговые сети под эгидой той или иной империи или власти – и погибли, когда эти империи решили сдать бизнесы верных подданных миллетов представителям титульных наций.  

Говоря о геноциде, авторы не упомянули одно важное обстоятельство, укладывающееся в логику их книги, которое, по моему мнению, сыграло решающую роль в том, что армяне оказались беззащитными.  

Армянское городское население, элита, деньги, кадры и существенная часть материальных и нематериальных ресурсов накапливались вне страны Армении – в Константинополе и Тифлисе. Эти центры не имели обратной связи со страной, простым народом, жили отдельно, собственной жизнью, по собственной повестке, и в результате получилось, что у армянского народа не было элиты, не было думающего и управляющего органа, который мог мы организовать сопротивление.  

Оторванность элиты от страны и простого народа сделала беспомощными и тех, и других, и привела к истреблению населения Западной Армении и элиты, живущей в разных частях Османской империи. У элиты (центры сети) была своя повестка и заботы, и защита страны, территории, населения не входила в эту повестку. Важны была торговая сеть, интересы в Лондоне и Петербурге, а заботы народа в лучшем случае пренебрегались, а в худшем – служили предметом торга для элиты-сутенера, когда интересы национальные продавались в угоду интересам личным. 

Ситуация, при которой элита не несет ответственности за свою нацию, когда нет прямой и обратной связи между элитой и нацией, когда так называемый избранный круг нации – «баре» – живут в столицах разных держав, а народ – «холопы» – на селе, в Армении, не должна больше никогда повториться – и не повторится.  

Статусом армянской элиты будут наделяться исключительно те люди, которые выбрали, какому флагу они верны, господин Варданян. Все должны выбрать, частью какой политической нации они являются, потому что армянский народ больше не будет общинным, он становится и станет политической нацией.  

Говоря о геноциде, важно подчеркнуть слабые умственные способности элиты того времени. Армянская торговая элита не имела гражданского мышления и так и не поняла, что в новейшем периоде время империй истекает либо они приобретают другие формы, а формой организации народов становится политическая нация, где миллеты империи, общины, обречены либо на медленную ассимиляцию, либо на уничтожение. Так что ни в Константинополе, ни в Тифлисе, ни в Баку, ни в Москве, ни в других местах никто не позволил бы какой-либо нетитульной общине иметь структуры выше титульной нации, не дал бы построить Армению в чужой стране, а политика резко изменилась бы. У граждан империи нет национальности, они всего лишь подданные, однако в период становления национальных государств подданные не нужны, стране нужны граждане. Многие армяне и в то время, и сейчас готовы быть подданными, а гражданами страны – нет.  

Ни одна титульная нация не потерпит на своей национальной территории усиление другой нации в институциональных пределах и масштабах, то есть, в терминах рассматриваемого труда, нации-сети, и одной из причин нашей беззащитности и Геноцида стало именно то, что мы пребывали в состоянии сетевой нации. Для организации сопротивления необходима была иерархическая структура, которая сосредоточила бы ресурсы, осуществила бы единую политику и смогла бы предвидеть опасности и сопротивляться им. 

Что у нас было, так это горизонтальная сеть Россия – Европа – Константинополь –окраины Османской империи, где отсутствовала политика как таковая. Доминирование торгового капитала чужого этноса в период становления политических наций было просто вызовом для турецкого национального государства. Оно было таким же вызовом для грузин в Тифлисе, для татар (автор отзыва использует дореволюционный термин для обозначения азербайджанцев, которых называли тогда «закавказскими татарами» – Прим. ред.) в Баку. Этот вызов должен был быть ликвидирован – и он был ликвидирован. Все закончилось грабежом и резней.  

Способности к сопротивлению не было, политическая нация не была состоявшейся, а элита, вместо того, чтобы в процессе этой внутренней трансформации возглавить народ, грезила благословенными султанами, чтобы как верный миллет, «хаб», зарабатывать под их крылышком деньги. При этом они не понимали, что состоявшимся политическим нациям не нужны посредники для общения с миром.  

Повторюсь, сеть Р. Варданяна у нас уже была, и она доказала свое политическое банкротство, неспособность решать стоящие перед нацией проблемы, что закончилось национальной катастрофой. 

На 167-й странице авторы задают вопрос: можно ли в принципе констатировать существование современных армян как сетевой нации? Мой ответ: к счастью, нет. Армяне являются частями политических наций стран своего проживания, а попытки создания глобальной сетевой нации, то есть провал становления армянской политической нации, попросту приведет к потере государства. 

На 101-й странице авторы приходят к ошеломляющим умозаключениям: «Республика Армения – одна из самых мононациональных стран, титульная нация здесь составляет около 98% населения. На протяжении двадцати семи лет мы впервые за последние века живем в суверенном национальном государстве. Это большое преимущество, но в то же время и недостаток. Когда-то армяне были мостом между цивилизациями, а теперь демонстрируют низкую толерантность...». 

Уважаемый господин Варданян, армянский народ был мостом между разными цивилизациями не потому, что среди нас жили, например, турки – грабители, угнетатели, убийцы и насильники, а потому, что армяне жили в Мадрасе, Каире, Ростове и Лондоне. И если сейчас мы больше не выполняем эту функцию, то только потому, что нации совершили большой скачок в развитии и для того, чтобы поехать в Лондон, в наших услугах более не нуждаются, а наша многомиллионная диаспора в основном живет своей жизнью, и влияние нескольких тысяч патриотов не позволит такой маленькой стране, как наша, стать посредником среди более крупных игроков.  
А что касается обвинения в нетерпимости к меньшинствам, то это – всего лишь средство обеспечения условий внешнего управления страной. 

Интересно, что авторы, сравнивая разные модели развития на страницах 175–176, боятся статуса «капсулы», однако их не беспокоит гораздо более вероятное для нас настоящее и будущее – статус «периферии метрополии», – и они не касаются вопросов укрепления национальной идентичности, чтобы страна была готова к своему третьему предпочтительному варианту развития. 

Авторы абсолютно не видят угрозы неоколонизации и не предлагают встроенных механизмов создания сдержек и противовесов. Наоборот, они предлагают узаконить и легитимизировать механизмы внешнего вмешательства, внедрить эти механизмы в тело нации, посредством которых различные миграняны, кургиняны и прочие деятели не преминут навязать свои концепции армянскому народу. Могу только надеяться, что авторы действительно не видят этой угрозы. 

Пренебрегая угрозой неоколонизации, авторы считают предпочтительным статус «хаба», причем используют пример Швейцарии – страны, которая находится вне военной опасности. Мне интересно, как бы описали авторы современный Израиль?  

И как представляют себе авторы статус Армении в качестве «хаба» в условиях жесткого конфликта с двумя соседними государствами? Может ли страна, находящаяся в подобных военно-политических условиях, быть хабом, или же такая модель предполагает политическое и, следовательно, национальное развитие вне этих реалий? Или: какая страна будет военно-политическим спонсором подобного хаба? Потому что защита предполагает также доминирование. Я не нашел в книге ответов на эти вопросы, а недосказанность, молчание порождают озабоченность: как читатели поймут эту книгу без ясных ответов на эти вопросы? 

Нацию-сеть, которая отказывается от политических амбиций с целью избежать политических проблем и борьбы, скорее можно назвать нацией-барменом или нацией-официантом – конечно, беря слово «нация» в кавычки.  

Неясно, что имели в виду авторы, написав: «...эта самобытность, если учитывать сегодняшний кризис идентичности в закрытой мононациональной стране и существующие разрывы между армянскими субэтносами, в настоящий момент довольно проблематична» (стр. 176). 

Никакого кризиса идентичности в стране Армения нет: общинный народ становится политической нацией, а кто такие армянские субэтносы, для меня остается неясным.  
Здесь хочу напомнить авторам и применить к сетевой нации «Транспортную теорему» С. Б. Переслегина, которая утверждает, что провинция отпадёт от государства, если информационная и транспортная связность между центром и провинцией станет существенно меньше, чем связность внутри провинции или между провинцией и зарубежным центром управления. 

Если время обмена информацией между центром и окраиной превышает длительность процессов, подлежащих управлению из центра, то, в нашем случае, горизонтальная сеть разрушится.  

Если скорость информационного, транспортного, экономического развития между окраиной и центром начинает отставать от скорости собственного экономического развития окраины, то, в нашем случае, горизонтальная сеть разрушится.  

Связи армянской диаспоры, в том числе армянского бизнес-класса, с миром развиваются быстрее, а связи с Арменией и без того проблематичны, и никакое извращение национальной идентичности, низведение государства для служения бизнесу до уровня рядового члена сети не остановит это отчуждение.  

Проблемы нашей страны требуют быстрого реагирования, сосредоточения сил по действующей повестке, между тем время согласования нашей повестки с сетевыми центрами, находящимися в Москве и Лондоне (а также с местными спецслужбами) технологически будет таким долгим (если оно вообще будет возможно, учитывая разницу интересов), что этот вечно запаздывающий и по определению провальный процесс вызовет разговоры о кризисе национальной идентичности применительно к диаспоре, а отнюдь не к Армении.  

Пришло время выбрать флаг.  

Книга и без того перегружена вопросами, но одно из предлагаемых решений особенно проблематично: по всей видимости и к счастью, Армения не сможет выбрать между Ираном, Евросоюзом и Россией, как предлагают авторы.  

Мы останемся на линии комплиментарности, потому что любой выбор между этими тремя или другими центрам приведет к большим проблемам. Принимая во внимание наше географическое положение, Армения так и останется между этими и другими центрами силы самостоятельно действующим игроком.  

Кстати, предложение авторов о том, что Армения должна стать «хабом», и прогноз, что Армения пойдет на интеграцию с одним из перечисленных центров, противоречат друг другу. Евросоюз означает Североатлантический альянс и жесткий конфликт с теми же Ираном и Россией, а углубленная интеграция с Россией вызовет проблемы с Западом (и не только), тогда как идея интеграции с Ираном – вообще из жанра фантастики. И так далее. У Армении нет альтернативы политике самостоятельности и комплиментарности.  

В книге встречается множество маленьких и больших вопросов, которых стоило бы коснуться, но тогда моя заметка сама стала бы книгой. Однако один вопрос я не могу обойти стороной: да, государственные служащие, чиновники государства обязаны владеть армянским языком. 

Именно в вопросе государственных чиновников вообще нельзя допускать никаких сомнений и преференций, потому что, если человек действительно переживает за армянские проблемы, то он, по крайней мере, должен выразить свой патриотизм знанием армянского, умением читать и писать и даже обучением своих детей. Более того, если господин Варданян предполагает, что есть патриоты, годные для дела, которым стоит давать должности, то я не представляю, как могут столь ценные кадры не понимать того, что, чтобы узнать и понять Армению, необходимо читать на армянском, читать армянскую литературу, прессу и сети, так как без этого невозможно составить адекватное представление о стране и народе. И у меня нет сомнений, что у достойного и претендующего на должность человека должно хватить ума, чтобы в течение одного года выучить армянский получше автора этих строк. 

Если армяне, проживающие за границей, не верны армянскому флагу и не знают армянского языка, зачем они претендуют на должность (право принятия решений)? Неужели они не могут быть полезными в другом качестве? 

На фоне этого простого объяснения посягательство авторов на язык с намеками на какие-то отрицательные национальные черты, якобы присущие армянам, постоянное подвергание сомнению национальных ценностей производит впечатление, что авторы, не понимая системные, социальные, политические корни существующих у нас проблем, нашли для себя их объяснение в национальной специфике.  

Книга перегружена лишней информацией, список вопросов превышает объем даже нескольких книг, при этом вопросы не заставляют читателя думать, а еще больше запутывают его, и не столько раскрывают цель книги, сколько предлагают читателю различные подходы, которые в основном приводят к одному примитивному объяснению: Сингапур или не Сингапур – выбор, который в современных армянских общественных дискуссиях уже стал мемом с дурным смыслом. 

Заканчивая свою заметку, попробую ответить на один вопрос, заданный в послесловии книги, стр. 207: «Как сформировать ответственную национальную элиту?». 
Наш путь – в становлении политической нации, где статусом национальной элиты наделяются лишь те люди, которые выбрали армянский флаг, где во внутренней структуре нации элита крепко привязана к своей земле, несет ответственность за свои поступки и может лишиться статуса элиты – и не только статуса – если будет действовать против национальных интересов. 

Ясно, что нужно искать и найти модель политической нации нового типа, но, разочарую господина Варданяна, учитывая происходящие в мире события, она будет более сплоченной и менее инклюзивной, сформирует национальную элиту, которая будет говорить с сетью с позиции хозяина и не потерпит внешнего управления, политического влияния, независимого от воли избирателей, и проявлений, оспаривающих политическую монополию государства.  

Если при предыдущем режиме предложение заменить классический феодализм сетевым феодализмом еще могло бы заинтересовать некоторых наивных, то после апрельской революции страница феодализма закрыта, и попытки снова ее открыть завершатся так же, как в мае 2018 года, когда потуги «вернуть» Карена Карапетяна увенчались хрестоматийным позором.  

Развернуть
Свернуть
letter

Приглашаем к диалогу

Ваше имя
Ваша фамилия
Ваш E-mail
Ваше сообщение
Спасибо, Ваше сообщение отправлено!
Читать рукопись
Пожалуйста, заполните поля ниже, чтобы перейти к чтению рукописи
Ваш E-mail
Ваши данные уже есть у нас!
Ваше имя
Ваша фамилия
Скачать

Спасибо, что заполнили форму регистрации!

Для подтверждения адреса электронной почты вам была направлена ссылка. Пожалуйста, перейдите по ней, чтобы авторизоваться на сайте и скачать запрошенный документ.